Как отправить отзыв

Этот журнал создан для публикации отзывов о терапевтах. Смотритель журнала - transurfer.

Чтобы отправить свой отзыв, заполните этот формуляр и разместите его в комментарии к этой записи. Комментарии скринятся, то есть, после отправки комментарий будет виден только мне. Каждый отзыв будет оформлен отдельным постом.

Если вы не уверены, были ли в вашей терапии нарушения, посмотрите эти посты:
- Что в терапии не является терапией
- Что такое терапевтический сеттинг и какие бывают нарушения
- Признаки, что вам надо менять терапевта
- Злоупотребления в психотерапии


Формуляр отзыва:


Заголовок: ФИО - рекомендую/не рекомендую

Информация о терапевте:

ФИО:
Город:
Год, когда вы проходили у нее терапию:
Подход, в котором работает этот терапевт:
Вид терапии: (групповая, парная или индивидуальная)
Тип терапии: (очно, по скайпу, по телефону, письменно, другой)
Продолжительность терапии:
Запрос, с которым вы пришли*: (например, депрессия, треовжность, отношения с родителями, романтические отношения, поиск себя и так далее)
Запрос* (был успешно проработан, не был успешно проработан)
Это ваша (первая терапия, не первая терапия)

Отзыв: (опишите свой опыт и добавьте конкретные примеры)

Ссылки:
(ссылки на жж/соцстраницу/сайт терапевта, ее публикации в сети, обсуждения ее работы в сети)


*информацию про запрос можно дать общего плана (депрессия, тревожность, низкая самооценка и так далее) или более подробно (отношения с мужем, трудности воспитания ребенка, негативные отношения с начальником и так далее). Это на ваше усмотрение.

В комментариях к отзывам можно задавать уточняющие вопросы. Комментарии не по теме не будут расскриниваться. Если вы проходили терапию у того же терапевта, напишите отдельный отзыв.

Анна Демьяненко - рекомендую

ФИО: Демьяненко Анна
Город: Санкт-Петербург;
Год: 2018-2019;
Подход: психоаналитическая терапия;
Вид терапии: индивидуальная;
Тип терапии: по скайпу;
Продолжительность терапии: 1 год;
Запрос: депрессия, тревожность, отношения с родителями, романтические отношения, поиск себя, проблемы с коммуникацией.
Запрос постепенно и успешно прорабатывается.

Это моя первая терапия.

Отзыв:
Нашла этого терапевта в данной группе. Один из немногих положительных отзывов, насколько помню. Пусть будет ещё один. Анна – внимательный, чуткий специалист. Безукоризненное соблюдение сеттинга, бережное отношение к пациенту.


За год работы удалось избавиться от панических атак, которые часто возникали в людных местах. Заметно улучшились коммуникативные навыки. Снизился уровень тревожности. Стал проявляться интерес к себе. Тот хаос, который раньше царил в голове, удалось разложить по полочкам. 

Прояснились многие неосознанные моменты. Буду продолжать работу с ней. И рекомендую остальным.

Ссылка:

https://www.b17.ru/bellevue/

Cервис подбора психолога psyalter.ru и психолог Владимир Михайлов - рекомендую

Примечание: psyalter.ru - не реклама, личный опыт, пост одобрен Смотрителем.

Я не в Москве и не в Спб, поэтому мне подходила только удалённая психотерапия. непонятно было как искать психолога в других далёких городах. я натолкнулся на сервис psyalter.ru, почитал обзоры в сети (оказались позитивные) и пошёл туда. после заполнения простой анонимной анкеты (основные вопросы - с чем именно у вас проблема, по вашему мнению и цена) система предложила мне 5 психологов, работающих удалённо. посмотрев их профили подробнее я, к сожалению, понял, что ни один мне не подходит (например, у многих указан метод работы гештальт, а я, с прошлого опыта, не хочу ни одной гештальт-терапии себе). тогда сервис предложил указать параметры самому и выбрать самому психолога из списка. по моему достаточно широкому запросу нашлось около 50 психологов (к сожалению, невозможно установить фильтр вида "метод: не гештальт"). после чтения профилей психологов из предлагаемого списка я сузил его до ~10, внимательно перечитал профили и написал Владимиру Михайлову, конкретно потому, что у него в опыте был указан курс по эмоционально-образной терапии, а именно ЭОТ я считал (по своим внутренних соображениям) для меня наиболее интересной/подходящей/работающей. В целом - этот сервис (если он не ухудшился с момента, когда я им пользовался) я рекомендую, опыт использования положительный.

Отзыв:

Психолог Владимир Михайлов (про отчество я не в курсе)

Город: Москва + удалённая работа

Год: 2019

Подход: клиент-центрированный, понимающая психотерапия, эмоционально-образная психотерапия

Вид терапии: индивидуальная

Тип терапии: по Скайпу

Продолжительность терапии: 60 минут в неделю, август-ноябрь 2019, продолжается

Запрос: запечатанный в психике страх, проявляющийся мышечными напряжениями в теле, детская травма брошенности, безнадёжности

Это моя не первая терапия.

Результат работы с запросом: в процессе. однозначно и уверенно ткнуть пальцем в улучшения и сказать "вот!" пока не могу. негативных изменений нет (ну или я их не вижу).

Отзыв:

Владимир явно слышит, что я говорю, понимает о чём я вообще и почему я делаю то что делаю (ну или я такой хороший объяснятор/рассказчик), и совместно переживает мои состояния (это важно для меня).

Начало сессии (до сих пор) всегда точно по времени, никаких укрываний кошек одеялами и походов в туалет/покурить в течение сессии. Не проблема оговориться (заранее, конечно) о переносе/отмене сессии в связи с поездками или подобным (разумеется, с учётом свободного времени Владимира). Я концентрируюсь именно на ЭОТ-подходе, у меня есть некий опыт работы в нём, и по ощущениям, Владимир в ЭОТ действительно умеет. После нескольких "погружений" (не знаю как это академически называется) и работы с образами я чувствовал вполне физические (телесные) ощущения, что насколько я знаю - свидетельство того, что что-то происходит/меняется. На одной из сессий у меня произошло то специфическое "удивление", которое (насколько я понимаю) сопровождает разрушение/изменение внутренней установки/шаблона (типа, вдруг оказывается, что не все только и ждут, чтобы причинить тебе боль а только некоторые).

Несколько сессий в начале у меня было ощущение, что это я "тащу" процесс, я говорю, что мы сейчас делаем, а Владимир как будто пассивный наблюдатель/чуть-чуть комментатор, что меня не очень устраивало. Может я хочу на ручки и чтоб меня тащили. Я поднял эту тему и Владимир сказал, что он делает так намеренно, это мол часть процесса. Я попросил, и он согласился, быть более ведущим и давать больше фидбэка иначе зачем он там сидит вообще, тащить процесс сам я и перед зеркалом могу. На сейчас я бы хотел, чтобы быть менее ведущим, а Владимир - чтобы более, и больше фидбэка. Не уверен, хочет ли это моя травма, а не я и не уверен, это Владимир такой пассивный по природе или это такой терапевтический процесс.

Ссылки:
https://www.b17.ru/iarim/
https://ru.linkedin.com/in/iarim
к сожалению, сейчас не могу найти тот профиль Владимира на psyalter-е по которому я его нашёл (возможно профиль деактивирован)

Александр Ефимович Алесейчик - не рекомендую

Отчет о семинаре
Сходила на психологический семинар «Отцовство. Безотцовщина» доктора Александра Ефимовича Алесейчика.

Ну, знаете… нельзя же профессионалам н а с т о л ь к о не уметь отличить психотерапию от жесткого психологического абъюза и последующего кодирования на насилие.

Я продержалась полтора дня, дело окончилось вызовом милиции и медицинским освидетельствованием.

И нет, я не нарушаю тем самым договоренность о сохранении конфиденциальности, - но надеюсь сделать невозможным продолжение бесчинств такого рода под видом психологической помощи хотя бы в пределах Беларуси.

[Spoiler (click to open)]===
Рассказываю в подробностях.

День первый.

Сначала – представление многочисленных участников семинара из разных городов и стран друг другу, потом немного… ну, вероятно это была «теория»…

Меня почему-то немного клонило в сон, из которого выдергивали какие-то анекдоты, вроде «Моя жена – ангел!!! – А моя жива еще…» или милые фразы, вроде «Настоящий мужчина хотя бы однажды должен убить!» Эта конкретно была произнесена позднее, - но она точно была произнесена на психологическом семинаре-тренинге на тему отцовства и мужества терапевтом, называющим себя христианином.

Вторая часть была посвящена комплектации малой группы, и, к большой моей радости,- на семинарах я больше люблю активно работать, чем быть наблюдателем, - я оказалась в малом кругу в качестве «жены» одного из ребят, заявивших о потребности проработать свои психологические проблемы.

Кроме того, у нас оказалась «дочка», взрослая и встревоженная, которой тоже важно было проработать острую актуальную травму в отношениях с отцом.

Впрочем, мы с ней почти немедленно остались без «мужа» и «отца» - он был сослан за дверь за какой-то неосторожный или не слишком вовремя заданный вопрос. Кроме него за дверь была изгнана сильная красивая женщина, выступавшая в роли «тещи» одного из работавших в кругу мужчин, но ей вскоре было позволено вернуться.

Было предложено вернуться и моему «мужу», - но для этого он должен был «нет, не облизать, это уж слишком - просто поцеловать» ботинок тренера. Да, да, вы не ослышались, «просто поцеловать».

Он отказался. У него спросили, как он сейчас себя чувствует и что бы он хотел с этим сделать. Он сказал: «Ну… как рядом с каким-то африканским царьком. Вызвать на коридор и набить морду».

Странное дело, но ему это сошло с рук.

Меня спросили, не хочу ли я попросить его вернуться. Я прислушалась к себе и сказала, что нет, не хочу, потому что очень уважаю его выбор. «Вы утверждаете, что все на свете имеет свою цену, - сказала я, - так вот он счел, что для места в этом кругу эта цена слишком высока».

Мне, кажется, пригрозили высылкой, но в кругу оставили.

Пришло время определять, с чьим запросом мы будем работать прямо сейчас, вызвались двое – мужчина и женщина…

Потом я на короткое время потеряла нить, и очнулась, когда тренер предлагал мужчине ее ударить. Вроде как за то, что она претендует на его первое место. Впрочем, довольно быстро он сказал, что это не обязательно делать самому – можно просто попросить ее ударить… вот, к примеру, «сына».

«Сын» был вроде как другой пары, но на предложение совершенно незнакомого мужчины ударить совершенно незнакомую ему женщину отозвался с энтузиазмом, доказывал вслух самому себе, что у него есть для этого все основания очень убедительно, и мне показалось, что уже почти было решился…

Но тут господин Алексейчик объявил, что сейчас сам покажет ему, как это делается, встал, начал подходить к растерянной и молчащей все это время женщине, - и я встала между ними.

«Нет»,- сказала я.

«Что значит «нет?» - возмутился он. «Сядь на место и не мешай работать».

«Нет», - повторила я. - «Вы не будете бить женщину на глазах у «детей».

Какое-то довольно долгое время, мне показалось, он размышлял, не ударить ли ему меня, и я прикидывала, как правильно поставить «каратэшные» блоки, и какой величины после этого будут синяки на руках.

Внезапно вместо того, чтобы ударить, он меня обнял, и в какой-то момент я уже готова была поверить этому объятию – но уже через секунду он процедил мне сквозь зубы: «Сука».

«Нет», - возразила я намерено тихо.

«Ты сука», - по-прежнему глядя мне в глаза и еще удерживая в объятиях настойчиво повторил он.

«Двойное послание» - отметила я для себя почти автоматически. «Надо же, - подумала, какой шизогенный доктор».

В этот момент за моей спиной как-то оказалась его психиатрическая медсестра. Она приехала с ним на этот семинар в качестве ассистента.

«Сядь. Ты ничего не понимаешь в том, что здесь происходит», - выстрелила она мне прямо в затылок.

За это время мужчина, которому предлагали ударить женщину – тоже обнял ее, и весь круг светился от счастья.

Я села, и человек, сидевший рядом со мной, тоже сказал мне, что я ничего не понимаю в том, что здесь происходит.

Господин Алексейчик велел мне немедленно уйти за дверь.

Я наклонилась к «дочке», спросила ее, останется ли она, или пойдет со мной.

«Я останусь», - сказала она.

«Что там происходит?» - повысил голос доктор.

«Я сказала, что я останусь», - поспешила оправдаться она.

«Вот именно», - сказал он. - «Вместе с тобой пострадают и твои близкие».

«Верно ли я слышу, что вы сейчас шантажируете меня жизнью моего ребенка?» – уточнила я.

«Но именно так всегда и бывает» - сказал второй тренер семинара.

«Верно ли я слышу, что вы сейчас шантажируете меня жизнью моего ребенка?» – повторила я.

«Почему ты так поступила?» - спросил у меня кто-то…

«Потому что все это уже было с этой страной, - сказала я, - и я не хочу, чтобы это повторилось».

«Что - «это?»

«Ссылки, тюрьмы, расстрелы…»

«Выведите ее!!! Кто тебе здесь больше всего нравится?» – спросил меня второй тренер.

Я хотела было честно ответить, но вовремя сообразила, что сейчас выберу себе убийцу - и смолчала.

«Выведи ее», - сказал он тому, на ком я дольше всего задержала взгляд.

Мне было разрешено вернуться только в дальний конец зала.

«Еще одно замечание – и вылетишь вообще» - предупредил меня господин Алексейчик.

Продолжение:

Неловко, право... таких некрасивых фотографий на ФБ мне еще не приходилось публиковать. ))
[Spoiler (click to open)]

Семинар «Отцовство. Безотцовщина» доктора Александра Ефимовича Алесейчика, - продолжение.

На второй день семинара случается страшное: я опаздываю к началу. Это сопротивление, конечно: непросто выносить адресную агрессию группы, - но у меня много и объективных причин – сын на кухне задержал разговором, машина обледенела и пришлось долго отколупывать, маршрут выбрала неудачный – пробка на пробке... Мир суров, и кого это волнует. )

Опаздываю буквально на пару минут, делаю, сильно нагнувшись, шаг внутрь аудитории и тихо как мышь усаживаюсь на стул. Меня тут же поднимают и в качестве наказания велят полчаса стоять. Ок, мой косяк, как говорят мои дети, соглашаюсь молча.

Минут через десять в аудиторию входят еще две женщины, им велят стоять до конца этой части.

Стоим, учимся высокому терпению…

В группе происходит какой-то треш про деньги: возьми у того, одолжи тому, обменяй на это, я заплачу, но ты будешь должен в два раза больше… В какой-то момент он трясет перед носом у красивой девушки с тяжелыми проблемами в отношениях с отцом зажатыми в пальцах купюрами, предлагая их «заработать». «Я не понимаю», - говорит она.

Тогда он предлагает своей психиатрической медсестре показать пример. Та растерянно спрашивает: «Прямо здесь и сейчас?» - и вот уже униженно тянет из его рук купюры, смущенно бормоча слова благодарности. «Отец» находит ее «работу» недостаточно «стоящей» и из двух купюр отдает одну – меньшую. Становится невыносимо неловко за этого человека, со всей очевидностью вынужденного унижаться годами…

Я то и дело поглядываю на пожилую женщину, которой приходиться стоять так долго: она бледна, прислонилась к стеночке и держится за спину.

Смотрю на часы: мне уже можно сесть, а вот ей предстоит стоять еще 45 минут… Мне почему-то думается: а вдруг у нее вариакоз, - и я представляю, как сейчас лопаются и растекаются синяками вздутые вены на ее ногах.

Какой-то момент Александр Ефимович произносит слово «милосердие» и меня прорывает, - я поднимаю руку и тихо прошу проявить милосердие прямо сейчас – разрешить ей сесть: она бледна, она прислонилась к стеночке и держится за спину… Она перебивает меня и начинает на меня кричать: «Это я не прислонилась, это я от вас подальше встала, потому что вы – моя мама!!!»

Упс…- думаю я. Отличать расстройства такого рода по внешности я пока не научилась, а вот с таким внезапным переносом интересно было бы поработать…

Доктор немедленно разрешает женщине сесть за правильное поведение, мне же в очередной раз угрожает изгнанием, называет выразительно «вы-родком», «у-родом» и «порождением совка», утверждает, что неплохо бы, чтобы «здешние местные психиатры» поставили мне диагноз («што да чаго», сказала бы моя бабушка) – и велит стоять до конца этой части и всю следующую.

Вскоре у меня начинает болеть спина, я выбираю момент, когда аудитории предложено ответить на какой-то вопрос, отвечаю на него и говорю: «Я вынуждена предупредить, что когда мне станет слишком трудно стоять, я сяду на стул на пять минут». «Нет, - отвечает, - можешь выйти в коридор и полежать на кушеточке. Ишь… на человечность они рассчитывают»… «Александр Ефимович, - возражаю, - я не знаю ситуаций, в которых хоть что-нибудь оказалось бы более ценным, чем человечность».

Через какое-то время тихо-тихо присаживаюсь, но господин тиран немедленно это замечает и велит мне встать и выйти вон. «Я отдохну пять минут и встану». «Кто ее выведет?» - следует вопрос. Какой-то умник укладывает руку ко мне на плечо и больно сжимает его. «Убери руку, - говорю я ему».

Рядом со мной оказывается один из тех, кто работает в малой группе – ну, знаете, из породы «первых учеников». Он требует, чтобы я вышла. Я говорю ему не трогать меня руками, потому что здесь везде камеры, а у меня очень хрупкие сосуды и я точно буду «снимать побои», если он ко мне прикоснется. Про камеры – блеф, к сожалению, но в этот момент они на самом деле были бы крайне полезны. А вот про сосуды – правда. «Действуй в рамках закона, - подсказывает ему кто-то, - ты же юрист». Он кричит, что он не боится никаких камер, потому что у него дядя в КГБ работает, больно хватает меня за руку и вытаскивает из помещения.

«Действо» внутри продолжается без меня, я размышляю, что мне делать дальше. Обедаю вместе со всеми… и в процессе обеда с недоумением обнаруживаю, что несколько человек из тех, на здравую поддержку кого я рассчитывала – настроены против меня убежденно и решительно. Огорчаюсь, конечно.

В процессе размышлений понимаю, что не опробовала еще напоследок родную белорусскую партизанскую тактику сидеть тихо до времени и не высовываться вообще никак, решаюсь опробовать и возвращаюсь в помещение, стараясь остаться незамеченной. Но едва начинается процесс, человек, почему-то стоящий в дверях, униженно объявляет, что он не справился со своей ролью и «Люба оказалась внутри помещения»...

В малой группе в этот момент начинает развиваться какое-то значимое действо, и я замираю, в надежде, что про меня забудут, - но тщетно. «Сначала нужно вывести Любу», - говорит «доктор». Не без труда пробирается ко мне через ряды и ряды стульев «лично», обнимает плечи одной рукой и пытается увести силой.

«Нет», говорю.

«Сколько тебе заплатить, чтобы ты убралась отсюда?» - кричит высокий черноволосый добрый молодец, и достает из кошелька крупные денежные купюры, - 500 евро хватит?» А на перерыве сожалел, что не вправе избивать меня, - всплывает зачем-то у меня в памяти.

Внезапно рядом со мной оказывается моя «дочка» и начинает уговаривать меня уйти, потому что я мешаю процессу. «Отец» орет на нее, что вот ее-то сюда никто не завал, и что она заслуживает, чтобы ее оттаскали за волосы, - показывая при этом, как он с удовольствием сделал бы это – почему-то на коротко стриженном крепыше - и требует от нее что-то унизительное…

Надо же, мозг вычеркнул, что именно она должна была сделать, никак не могу вспомнить. Я отчаянно болею за нее, чтобы она сказала «нет». «Я в такие игры не играю» - говорит она с достоинством - и с позором (с победой, на самом деле, но у меня нет никакой возможности ей об этом сказать) - изгоняется из аудитории.

«Хорошо, - обращается ко мне деспот, - давайте вашими демократическими методами. Кто за то, чтобы Люба ушла? Кто за то, чтобы Люба осталась? Смотри, все против тебя».

В этот момент во мне происходит какой-то значимый «хрясь», и я сдаюсь. В этот момент мне трудно сообразить, что демократия здесь закончится, как только за моей спиной закроется дверь. В этот момент мне в принципе очень трудно соображать.

Меня выносят на руках несколько человек, очень бережно, признаться, выносят, но во мне много горечи и досады: как такое может быть, чтобы ни один из огромной аудитории меня не поддержал??? Как?????? Даже те, на кого я так рассчитывала!!!!!!!!!!

Кто-то зачем-то бежит вызывать охрану, - охранник приходит в том момент, когда рядом со мной еще стоят «выносители тела» (это такие символические похороны, что ли, были?) и зачем-то – психиатрическая медсестра...

Надеялись, что ли, что я им истерику закачу? Фигвам, господа представители карательной психиатрии, знаете, изба такая индейская… «Все в порядке», - говорю я охраннику.

Отпускаю обратно в зал свою «похоронную процессию», иду отдыхать, сначала на подоконник, потом в холл гостиницы, размышляю, что мне теперь со всем этим делать, понимаю, что еще несколько таких изгнаний, - и в этой аудитории в руках жестокого и циничного манипулятора останется абсолютно беспомощная и безответная группа людей, и многие выйдут оттуда с проломанными черепами и будут уверены, что настоящий мужчина – тот, кто может себе позволить безнаказанно бить и унижать женщин и мужчин – и должен безоговорочно и безотказно пресмыкаться перед властью.

Трешь внутри, между тем, продолжается какой-то неслабый: кто-то стоит в дверях, кто-то «патрулирует» коридор. Тюрьма, да и только. Интересно, думаю, для какого же такого «доброго дела» он обеспечил себе такую надежную охрану…

Решаю, что не стоит это, все же, так оставлять. Звоню мужу, советуюсь, он в свою очередь, советуется со «знающими людьми». «Нужно вызывать, конечно - но и у вас, ребята, могут быть проблемы», - уклончиво отвечают «знающие люди». «Надо наказывать», - решаем уже сообща. Прошу его приехать, побыть рядом, а то устала, и страшно, и голова сильно болит, – и через какое-то время вызываю милицию.

«Что произошло?» – спрашивают приехавшие на вызов молоденькие ребята.

«Какая-то тоталитарная секта под видом психологического семинара», - говорю, показывая синяки на руках. Советуюсь с ними, как написать заявления таким образом, чтобы ответственным за произошедшее был именно тренер, а не исполнители: «Ну, как у вас: чтобы ответственность нес в первую очередь тот, кто отдавал приказы». Они включаются в проблему, и формулировать помогают профессионально.

Самое поразительное, однако, случается в конце, когда милиция спускается в аудиторию и все как один участники семинара говорят, что я мешала работе группы...

И только моя изгнанная седая «дочка», - ей пришлось вернуться в помещение за чем-то забытым при изгнании, - обернувшись на мой оклик, говорит взволнованно и потеряно: «Я больше в этом не участвую».

И безумный такой абсолютно взгляд в свою пустоту… (((

Уезжаю подавленной конечно, - одна надежда, что когда дурман в воздухе аудитории развеется, - что-то будет иначе…

Заявление об оскорблении чести и достоинства подала, синяки на руках, ногах и груди подсчитаны, замеряны и учтены, - посмотрим, как работает в Беларуси в такой ситуации правоохранительная система.

Это еще и в ситуациях домашнего насилия чрезвычайно важно.

В общем, небезопасную новую профессию я себе выбрала, други...

Ссылки:
https://www.facebook.com/lbitno/posts/2732045886860116
https://www.facebook.com/story.php?story_fbid=2733399140058124&id=100001641956563


Еще один отзыв:

О психологическом и физическом насилии в психотерапевтических группах Алексейчика А. Е.

[Spoiler (click to open)]Давно думаю об очень тяжёлом для меня опыте. Тяжёлом и в личном плане, и в профессиональном. Решилась им поделиться, поскольку этот опыт касается не только профессионального дискурса с его этическими нормами, но и шире - любого социального опыта, где возможны насилие и манипуляция, где попираются общечеловеческие основания морали, человечности и здравомыслия. Может, кому-то мой опыт и размышления помогут распознать похожие тоталитарные, манипулятивные схемы в своих областях жизни и уберечь себя от разрушения.
В последнее время в моей ленте мелькает очень глубокомысленный текст про необыкновенно мудрого, экзистенциального , христианского и пр. пр. психотерапевта Алексейчика. Это очень известный "психолог", имеющий множество титулов, международных наград, "гуру" и сам "господь бог", у которого куча последователей и преданных учеников, разгадывающих его "великую тайну мастерства". Так вот. Никакой он не психотерапевт, а больной и страшный человек. Садист и манипулятор. 20 лет назад я попала на его "психотерапевтическую" группу. Сейчас могу точно сказать, что участие в его группе стало для меня самым гадким, самым болезненным, самым страшным в психологическом плане событием моей жизни! Когда в фб был флешмоб #янебоюсьсказать, я вспоминала именно этот опыт. Группа с первых минут была основана на авторитарном, шизоидном разрушении всяких оснований здравомыслия и человечности. Были объявлены свои, маразматические правила жизни в группе, которые надо было исполнять под страхом жестокого наказания. Например, опоздавшему надо было стоять сколько-то часов на ногах (там был какой-то индекс, определявший время наказания), кому-то просто так дарились деньги, кого-то он долго бил по голове. Подозреваю, что целью всего этого было полное зомбирование и подгонка всех участников под роли в его (алексейчика) придуманном сценарии. Я наивно вслух пыталась возражать и при этом ещё пытливо, как отличница, искала великий психотерапевтический смысл его деяний. В какой-то момент, когда одного из участников он бил по голове свёрнутым рулоном газет (звонко так), душа моя не выдержала, и я вышла из комнаты... Когда вернулась, была объявлена сатаной. А. трясся в гневе и кричал: "У нас что? В группе нет мужиков? Выломайте ей руки! Она же сатана!" А когда "мужики" нависли надо мной, он с восхищением их останавливал: " А может, не сатана! Она прекрасна, как Богоматерь"... Дальше был просто какой-то кошмар... Мои вещи вышвырнули, меня ударили... Был один мужчина, который тогда за меня заступился и сохранил здравомыслие - Борис Новодержкин. Один из 40-50-ти человек!
Как я тогда доползла до дома, не погибнув под машинами, как я металась по разным психологам, чтобы понять, что это было, как все они нежно и иронично улыбались "Ну-у! Это же Алексейчик..." и обязательно добавляли: "А зачем ты к нему пошла?"... И всё! Ни один психотерапевт (из известных и очень гуманистичных)) не назвал насилие насилием, не возложил ответственность за провокацию и манипуляцию на него, как ведущего группы, не посоветовал , куда можно обратиться за помощью! Потом я долго болела.... Если бы не моя чудесная, любимая семья, которая дала мне защиту и утешение, я бы, ей Богу, просто не выжила... И кстати, мой тогда 10-летний сын Алёшенька первый сказал: " Мамочка, давай-ка в суд на него подавать"... Я не знала, есть ли такие суды, и не чувствовала сил на это...
Что дал мне этот чудовищный опыт? Знание, что ЗЛО существует. Что люди слабы, и их легко запутать. Очень легко! Что прямое противостояние злу, на которое я тогда решилась, требует очень больших сил. Что надо уметь свои силы оценивать адекватно, иначе погибнешь.
В своей психотерапевтической практике у клиентов я стала за версту чувствовать опыт насилия, боль жертвы, её сомнения в своей невиновности. Я помогаю жертвам насилия называть своими словами садизм и жестокость, а главное, не искать этому НИКАКИХ оправданий.
Я поняла, как создаются и функционируют секты. Там, где разрушается общечеловеческая логика, нравственные основания, где рефреном повторяется "кто не с нами, тот враг", где создаётся миф, что здесь происходит нечто особенное и говорить об этом никому нельзя, - там секта. Где лидер группы приравнивает себя к Богу, которому что-то виднее, что-то позволительнее, чем простым смертным, который может нарушать нравственные и физические границы других людей, подвергать их мучительным испытаниям ради "великой цели", открытой только ему, там тоталитарная секта, там опасно для жизни! Бегите оттуда сразу и как можно дальше!!!
А алексейчика надо судить!

Ссылка:
https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=1491988200896981&id=100002574456146


Описание метода поклонником Алексейчика http://hpsy.ru/public/x2920.htm

Майя Тарасевич - не рекомендую

ФИО: Майя Тарасевич
Город: Минск
Год: 2013 - 2014
Подход: Гештальт, на то время - диалогово-феноменологическая модель психотерапии
Вид терапии: индивидуальная
Тип терапии: очно
Продолжительность терапии: более 100 часов
Запрос: без конкретного запроса (она была не против), в целом - "всё плохо", смерть отца в предыдущем году
Запрос не был успешно проработан + состояние значительно ухудшилось
Это моя вторая терапия

Отзыв:

Моя основная претензия к ней - негативное отношение к антидепрессантам и некомпетентность в подобных вопросах.

Мне становилось всё хуже, и "работа" с ней это усугубляла.

В какой-то момент я попросила у неё контакт коллеги-психиатра, который, я полагала, должен был у неё быть, чтобы получить диагностику и помощь - по всем симптомам у меня была депрессия.

Такого коллеги у неё не оказалось, она высказала мнение, что "не видит" у меня депрессии, что "раньше было хуже" и теперь я "намного более живая".

Я высказала намерение найти психиатра сама, о чем она высказалась негативно и рассказала, что "Таблетки" очень опасны, они могут "изменить мою личность" и что нам надо продолжать говорить о моих "чувствах", в первую очередь к маме.

Поясню что на тот момент я не могла работать, не могла даже ходить в магазин и покидать квартиру, я очень много пила алкоголь и заедала, на момент этой просьбы я перестала менять одежду, мыться, расчесываться (не было сил даже на это) и сидела перед ней в очень неприглядном виде.

Некоторое время я пыталась уйти от неё и выразить ей недовольство её работой. Все мои попытки выразить недовольство пресекались аргументом, что я "обижаюсь", а поскольку она считала, что обида - это инфантильное чувство, присущее детям, то она делала вывод, что я обижена на свою мать, и работала только в направлении моей обиды на мать. Майя считала, что её как терапевта я "не вижу", поскольку "путаю с матерью".

Я была от неё в очень сильной зависимости. У меня были постоянные ощущения, что она "расковыривает" мне раны и я ухожу от неё еще более разобранная чем когда-либо. Уйти я боялась. Я очень боялась причинить ей хоть какие-либо неприятные чувства, и таким нелепым образом оказалась в терапии с ней на несколько лет. Я также обучалась в гештальт-программе и сменить такого уважаемого всеми терапевта на кого-то другого из того же круга мне казалось невозможным. Я очень боялась отрицательных реакций. Я утешала себя тем, что мне нужны 100 часов личной терапии и после этого я обязательно уйду, но в итоге мне пришлось просто покинуть программу (там тоже хватало нарушений). Я пыталась жаловаться людям из программы, но мои жалобы подвергались сомнению и иногда высмеивались.

[читать дальше]Не могу сказать, чтобы работа с ней принесла мне какие-либо значимые изменения, кроме значительного ухудшения. У меня есть опыт терапии с другими терапевтами, и по работе с еще тремя я могу сделать сравнение, что она действительно не знала как со мной работать, а постоянное "погружала" меня в "обиды на родителей", "токсический стыд" и что-то еще типично гештальтистское.

Так же у нас был конфликт по поводу оплаты. За время нашей работы оплата постепенно выросла с 15$ до 35$, в то время как моя зарплата принципиально не изменилась. Я потеряла способность работать и не тянула такое повышение, но все равно боялась бросить терапию.

Я бы никогда от неё так и не ушла, но к моему счастью она ушла в декрет. За это время я нашла не-гештальтиста, который поставил меня на ноги и помог дойти до психиатра. С тех пор я пью нейролептики и излечиваюсь от депрессии.

Насколько я знаю от своих знакомых, её мнение по поводу медикаментозной поддержки не изменилось. А я до сих пор расхлебываю злость на нее и то ужасное состояние, в которое я и моя жизнь погрузились за время терапии с Майей.

Более того, Майя преподает на специализации "кризисы и травмы", но явно работать с травмой не умеет. Я постоянно была ретравматизирована, остававшись без малейшей поддержки в своих попытках.

Майя была удивлена, что после её выхода из декрета я к ней не вернулась, так как считает, что мой "тяжелый случай" требует не менее трех-пяти лет регулярных встреч.

Ссылки:

https://www.b17.ru/tarasevich/

Анна Соловьева - рекомендую

ФИО: Анна Соловьева
Город: Москва
Год: 2016-по настоящее время
Подход: гештальт
Вид терапии: индивидуальная
Тип терапии: по скайпу
Продолжительность терапии: почти 4 года

Запрос: страхи, тревожность, проблемы с работой, отношения с людьми, отношения семьей, низкая самооценка, страх и неумение управлять собой
Запросы - значительно продвинулись, местами проработаны, местами в процессе проработки
Это моя не первая терапия

Отзыв

Присоединяюсь к предыдущему отзыву – Аня мой четвертый, и самый лучший терапевт – и в профессиональном, и в человеческом плане.

Моя самая первая терапия много дала мне – буквально вытащила из абсолютной изоляции – я очень благодарна и всегда буду благодарна первому терапевту, но даже по сравнению с ней очевидно, насколько Аня профессиональнее, особенно в плане самопредъявления и границ. Она полностью включена в сессию, я постоянно чувствую внимание и интерес к тому, что говорю. Она просто удивительно принимающая, до сих пор не перестаю этому удивляться, что так бывает. Я временами дергаюсь по привычке – и каждый раз убеждаюсь, что от нее не бывает ничего острого, что все страхи – из моей головы. Удивительно спокойная и терпеливая. Мне это очень важно, тк у меня зашкал с эмоциональностью и мне архиважно, чтобы терапевт был спокоен и не раскачивал меня в плане своих эмоций-отношений, не восторгался, не ужасался, не бесился, не был категоричен, особенно когда я провоцирую. Она в этом плане просто идеальна – спокойна, доброжелательна, я всегда чувствую ее включенность, тепло и поддержку, но при этом и большое спокойствие, устойчивость.

Еще про устойчивость – у нас было несколько конфликтных моментов, при которых я (от непонимания себя) не могла толком и связно ничего объяснить – и в одних случаях только рыдала, в других – нападала (осмелев наконец-то за 3 года) – и очень благодарна ей за то, как она их разрулила – и с уважением-принятием меня, и с большим терпением – спокойствием, и с терпеливыми объяснениями – столько, сколько мне нужно было. Мягко, без намека на нападение в ответ (хотя все это с моей стороны было непонятно и несправедливо), и при этом и не идя у меня на поводу. В результате это значительно продвинуло меня с моими проблемами в общении.

Я воспринимаю ее как какой-то источник добра в моей жизни – человека, от которого наконец-то идет «хорошее» настолько важное мне – доброта, принятие, человечность, очень часто хочется сказать – милосердие, хоть и пафосно звучит. Так чувствую сейчас. Все хорошее, что отзывается в мире – сразу связывается с ней. После чувств, которые появились в связи с ней – такие же чувства стали опознаваться в мире. Могу сказать, что появились «ферменты» для переваривания хорошего.

При всей доброжелательности, сочувствии, готовности идти на встречу – она отлично держит границы в принципиальных для себя вещах, и хоть я и брыкалась и страдала в начале, сейчас чувствую, насколько это важно и придает уверенности – и в ней, в ее силе, и в терапии.

Из того в чем удалось продвинуться - напишу вкратце самое важное. Стало значительно легче в мире, с людьми, с работой (все это мои кошмары). Улучшились, туда, куда я хочу - сдвинулись с мертвой точки отношения с мамой. С мужем улучшились отношения. Ощутимо отпустило кучу зажимов в теле (с телом практически при этом не работали – только разговоры). Стали появляться длительные благополучные состояния, стало удаваться выравнивать тревожные состояния. Хватает сил решать появляющиеся в жизни задачи и трудности, не заваливаясь в панику и беспомощность. Появилась внутренняя успокаивающая и любящая фигура (пока не очень стабильно). И появилось много чувств из «хорошего» спектра, которые были мне раньше недоступны. Для себя лучше терапевта не представляю, очень ей благодарна за все, что она сделала и делает для меня.

Ссылки:
https://dyuhala.livejournal.com/
https://personagrata-studio.ru/specialists/anna-solovieva/
https://www.facebook.com/anna.solovieva.775

Сучкова Александра — не рекомендую

ФИО: Сучкова Александра Анатольевна
Город: Москва
Год: 2009 — 2015
Подход: Психодрама, разговорная терапия (подход не знаю), специалист по работе с зависимостями
Вид терапии: индивидуальная
Тип терапии: в основном очно, какое-то время по телефону
Продолжительность терапии: около 6 лет с перерывами
Запрос: проблемы в отношениях, эмоциональная зависимость, позже депрессия.
Какие-то запросы были проработаны, какие-то нет.
Это моя первая терапия

Отзыв:

Терапевт в ситуации, когда у меня была клиническая депрессия, убеждала меня в том, что депрессии у меня нет, и пыталась «вылечить» мое состояние разговорами и методикой, в рамках которой я должна выполнять маленькие дела каждый день (с расчетом на свой ресурс), соблюдать режим дня. Не спорю, методика хорошая, но мне требовалась в первую очередь МЕДИКАМЕНТОЗНАЯ поддержка, которую она не только не рекомендовала, но и отговаривала меня от нее. Например, у меня на фоне депрессии полетело физическое здоровье и я пошла в поликлинику к участковому терапевту. Врач, только взглянув на меня, предложил дать направление в клинику неврозов. Я сказала об этом Александре, и она ответила: «Подумай, зачем это тебе нужно. Ты хочешь, чтобы тебя признали сумасшедшей, чтобы не нести ответственности за свою жизнь?». Повторяла, что она профессионал и я должна ей верить. Я поверила ей и не легла в больницу. Состояние мое было тяжелым, я ничего не могла делать и даже с трудом могла говорить (приведу пример — я редактор и копирайтер, а в этом состоянии я неделю пыталась написать текст длинной в абзац).

Терапевт говорила, что не может мне помочь, если я не начну что-то сама делать, что я играю в какую-то игру сама с собой и это может плохо кончиться, говорила много еще другого, что сводилось к одному — она пыталась по факту разговорами лечить депрессию, которую надо было лечить медикаментами, отговаривала от обращения к врачу и только подкрепляла мое искаженное депрессией мышление (раз «депрессии у меня нет», а я так себя чувствую, то я какое-то чудовище) и чувство вины.

Далее она стала отменять встречи одну за другой, ссылаясь на домашние обстоятельства, а в итоге вообще пропала: не ответила на мои звонки и не перезвонила. Это грубейшее нарушение этики психотерапевта.

В итоге «работа» Александры стоила мне нескольких месяцев вычеркнутой жизни, кроме того, я потеряла из-за депрессии бюджетное место в магистратуре, которое могла не потерять при своевременном лечении.

Спустя несколько месяцев меня немного отпустило, и я смогла сама найти себе нового психотерапевта, который сразу же посоветовал обратиться к психиатру за таблетками. Психиатр сказала, что депрессия тяжелая и такие состояния лечатся в стационаре.
Позднее мне диагностировали биполярное расстройство — это значит, что мои депрессии эндогенные, то есть возникают самостоятельно, без видимой внешней причины, и требуют медикаментозного лечения.

Добавлю, что долго не решалась писать публичный отзыв. Сперва я пыталась дать Александре обратную связь, написав личное письмо-отзыв (в нем я написала примерно то, что и здесь). Цитирую ответ Александры: « Жаль, что тогда ты не услышала всего, что я тебе говорила. Возможно, сейчас не возникла бы потребность в написании письма мне. Впрочем, понятно, что часто, человек слышит из разговора какую часть, которая, по какой то внутренней причине важно слышать. Слышит так, как возможно в данный момент времени и интерпретирует услышанное в контексте своего состояния. Замечательно, что в твоей жизни появился специалист, с которым таких "разночтений" в разговоре не возникает или они разрешаются тобой сразу, в контакте с терапевтом! <...>”

Думаю, комментировать этот ответ с моей стороны излишне.

Ссылки:
http://www.igisp.ru/igisp/index.php?inpg=trainers&int_ind=7

Афанасьева Елена Сергеевна - не рекомендую

ФИО: Афанасьева Елена Сергеевна
Город: Санкт-Петербург
Год: в 2019 созвонилась с ней, но хватило хлебнуть негатива
Подход: думала, что психоаналитическая терапия, а по факту педагогически- воспитательная работа

Отзыв:

Созвонилась с Еленой, хотела записаться на прием, она мне сказала, что перезвонит через час, в итоге прошло 1,5 часа, позвонила когда я уже написала смс. В разговоре я рассказала вкратце, что мне не устраивало в пред. терапии и спросила как она с этим поступает, на что мне были даны цитаты некого психоаналитика, о том, как все индивидуально. Вразумительного ответа я не получила и никакого сочувствия моей ситуации. Когда пытались записаться, сначала было сказано, что запишемся на то время, когда я могу, затем мне холодным отстраненным голосом, что все время, которое я выбирала недоступно (а это было порядка 5-6 вариантов), при этом не предложено ничего взамен, я должна была угадывать ее свободное время. На такое общение, я сказала, что уже не знаю записываться или нет, на что мне было сказано: "Я, что уговаривать Вас должна?". Потом связь прервалась, мне никто не перезвонил и я ей написала смс, что не вижу смысла записываться, т.к. она не особо доброжелательна, спасибо, что не потратили мое и свое время.

[читать дальше]В ответ мне пришла след. смс: "Все-таки на будущее, если будете искать терапевта: чтобы вас взяли на лечение, нужно хотя бы сначала расположить к себе терапевта. Никому не нравится работать с очень требовательными пациентами, тем более за маленькие деньги". (Да, я ее спросила, возможно ли какое-то время платить не полную стоимость. При этом не помню особых требований озвученный, все было сказано вежливо, тем более я и сама от такого холодного отношения неуверенно себя чувствовала).

В ответ на это смс я ей ответила, чтобы она воспитывала своих подопечных, а не меня, что я не обязана ублажать психолога, чтобы со мной поработали и пускай только за себя говорит, что и кому нравится. И как она вообще работает с пациентами, если я ей требовательная показалась.

Ну и далее от нее опять мне смс о том, что ей везет, что она может выбирать пациентов, цитата: "наверное потому, что была благодарным пациентом, соблюдающим границы". Где увидела она нарушения границ еще только в звонке о консультации непонятно. Видимо она посчитала, что я не должна отвечать на ее смс, ведь только на может сливать свою агрессию на меня.

Это общение конечно меня поразило, как вообще такие люди практикуют, это что вообще было, что за воспитание незнакомого человека о том, как ему себя вести.
К тому же непонятно, какое она имеет право практиковать? Ведь по факту выяснила, что образование у нее коррекционно-педагогическое (РГПУ им. А.И. Герцена, логопед).

Т.е. ни психотерапевтом, ни психологом она не является. Лишь какие-то курсы повышения квалификации, документов которых даже нет на сайте.

С осторожностью выбирайте себе терапевтов, т.к. на этом сайте, может в целом и посыл хороший, но по факту люди практикуют не столько психоанализ, о какую-то коррекцию, есть очень жесткие примеры работы с сопротивлениям, когда клиента просто обвиняют во всем, что он делает и постоянно конфронтируют.


Ссылки
:
http://центрпсихоанализа.рф/specialist/psihoanalitik-afanasieva-elena2018
http://xn--80aaarmdcxocjkmpm6cj.xn--p1ai/specialist/psihoanalitik-afanasieva-elena2018
Reply Link

Светлана Пец - Не рекомендую

ФИО: Светлана Пец
Год: 2018-2019
Город: Москва
Подход: Психоаналитическая терапия
Вид терапии: Индивидуальная, очная
Продолжительность: 1 год
Это моя не первая терапия

Отзыв:

Мой опыт в терапии около 9 лет, но это мой первый опыт с психоаналитическим терапевтом, поэтому мне сложно разделить, что в этой терапии относилось к специфике подхода, а что к личности терапевта.

Терапевт производит впечатление умной, хорошо образованной, глубоко разбирающейся, серьезной, внимательной, знающей, что делает. Ни разу не было никаких нарушений общих правил терапии: нарушений сеттинга, пустой болтовни, рассказов о себе, съездов в эзотерику. Наоборот: предельная четкость правил, ни одного лишнего слова.

По общему впечатлению она кажется строгой, суховатой, но хорошим специалистом. Видимо, поэтому я и проходила к ней целый год.

К чему я привыкла в предыдущих терапиях, но чего точно не будет со Светланой:

- Терапевт не будет делать ничего для того, чтобы Вам стало спокойней: улыбаться, помогать начать разговор, как-либо демонстрировать, что она тоже живой человек. Наоборот: максимальная психоаналитическая нейтральность, взращивание переноса;

- Демонстрировать сочувствие или какую-либо еще выраженную эмоциональную реакцию на Ваш рассказ, даже в ситуациях, которые я преживала, как экстремальные;

- Поддерживать: говорить, что то, что с Вами происходит, нормально, Вы хорошо справляетесь, каким-либо образом образом оценивать Вас позитивно.

Я мало знаю о психоанализе, но, по идее, такая манера соответствует психоаналитической нейтральности. Для меня это оказалось слишком фрустрирующим. За год я так и не смогла расслабиться в ее присутствии, доверия не сформировалось. Зато сформировался жирный негативный перенос.

В атмосфере нейтральности сложно сказать, что из моих ощущений было вызвано негативным переносом, а что реально существовало, просто опишу свои ощущения от терапии:

- Терапевт казалась мне критикующей и обесценивающей. О чем бы я не начинала говорить, она исправно находила в этом признаки моего нездоровья, проблемности; на позитивном и здоровом аспекте тех же действий она не акцентировалась никогда;

- При этом сами интерпретации, как правило, было точны. Иногда я думала, что они за уши притянуты к рассказанной мной ситуации, тем не менее, в целом они отражали мои личностные особенности. Это воспринималось как ранящая, унижающая правда, всегда только она одна, при полном отсутствии сочувствия, поддержки и признания моих здоровых частей;

- Нарастающее чувство собственного нездоровья, отчаяния и стыда, неспособности справиться с заданным терапевтом уровнем сложности, с которыми мне постоянно приходилось бороться, напоминая себе, кто я и что я могу (спасибо предыдущим 8 годам терапии).

- Ощущение, что терапевт плохо переносит, когда я прихожу на сессию в сильном эмоциональном раздрае, как будто она понятия не имеет, что с этим делать и воспринимает, как досадную помеху. Тогда сессия проходила совсем впустую. К сессиями мне приходилось готовиться, приводя себя в "правильный" интерелектуально-рациональный настрой.

- Когда я приходила на терапию с остыми актуальными проблемными ситуациями, она отказывалась работать с ними в режиме психологической консультации (куда пойти - что сделать - как справиться с аффектом), а уходила в психоаналитические интерпретации, которые мне в тот момент были не по силам. Когда я говорила ей об этом, она поясняла свою позицию тем, что ее манера работы может быть мне тяжела, но принесет мне больше пользы;

- Вместе с тем, когда я была готова занырнуть глубоко (хорошенько разобраться в негативном переносе, исследовать ощущение ужаса, возникающее у меня во время флеш-бэков) она могла завернуть и эти темы, сказав, что это слишком сложно и лучше не надо;

- Общее ощущение постоянной фрустрации и "клиент всегда неправ". Ощущение, что какая бы потребность не сформировалась у меня в терапии, любая, терапевт видит своей целью фрустрировать ее, быть всегда перпендикулярной мне.

- На протяжении всей терапии я говорила терапевту, что мне слишком тяжела и не подходит ее манера работы, что я хочу прекратить встречи. На что терапевт каждый раз с полной (и подкупающей!) уверенностью отвечала, что мне может быть тяжело, но терапия как раз подходит, все идет, как надо, и мне нужно продолжать.

- При этом в ответ на мое недоумение о ее странной манере работы, терапевт мне ничего не поясняла. Говорила только, что мне может быть тяжелее, чем на предыдущих терапиях, из-за ее психоаналитической нейтральности, формирующей тяжелый негативный перенос. Идею, что мои переживания могут быть связаны с ее реальными проявлениями, не поддерживала.

В общем, я так и ушла из терапии с недоумением, что это вообще было. Повторюсь, что при этом терапевт по всем косвенным признакам производит впечатление хорошего специалиста, ее сложно упрекнуть в непрофессионализме, если только в отсутствии доброты и человечности.

Упомяну, что все мои терапии проходили непросто, но всегда сохранялось ощущение амбивалентности: что-то получилось, а что-то нет. Это же мое первое полностью негативное впечатление о терапии.

Ссылки:

Ссылка: https://gestalt.ru/author/fedotiks/