Как отправить отзыв

Этот журнал создан для публикации отзывов о терапевтах. Смотритель журнала - transurfer.

Чтобы отправить свой отзыв, заполните этот формуляр и разместите его в комментарии к этой записи. Комментарии скринятся, то есть, после отправки комментарий будет виден только мне. Каждый отзыв будет оформлен отдельным постом.

Если вы не уверены, были ли в вашей терапии нарушения, посмотрите эти посты:
- Что в терапии не является терапией
- Что такое терапевтический сеттинг и какие бывают нарушения
- Признаки, что вам надо менять терапевта
- Злоупотребления в психотерапии


Формуляр отзыва:


Заголовок: ФИО - рекомендую/не рекомендую

Информация о терапевте:

ФИО:
Город:
Год, когда вы проходили у нее терапию:
Подход, в котором работает этот терапевт:
Вид терапии: (групповая, парная или индивидуальная)
Тип терапии: (очно, по скайпу, по телефону, письменно, другой)
Продолжительность терапии:
Запрос, с которым вы пришли*: (например, депрессия, треовжность, отношения с родителями, романтические отношения, поиск себя и так далее)
Запрос* (был успешно проработан, не был успешно проработан)
Это ваша (первая терапия, не первая терапия)

Отзыв: (опишите свой опыт и добавьте конкретные примеры)

Ссылки:
(ссылки на жж/соцстраницу/сайт терапевта, ее публикации в сети, обсуждения ее работы в сети)


*информацию про запрос можно дать общего плана (депрессия, тревожность, низкая самооценка и так далее) или более подробно (отношения с мужем, трудности воспитания ребенка, негативные отношения с начальником и так далее). Это на ваше усмотрение.

В комментариях к отзывам можно задавать уточняющие вопросы. Комментарии не по теме не будут расскриниваться. Если вы проходили терапию у того же терапевта, напишите отдельный отзыв.

Светлана Бронникова, отзыв бывшего клиента и сотрудника

Пишет Владимир Строганов:

Некоторое время назад я наткнулся на несколько постов в ФБ, в которых коллега, бывшая студентка и бывший клиент Светланы Бронниковой рассказали о своем печальном опыте взаимодействия с ней по некоторым проблемным ситуациям. Прочитанное в постах и комментариях побудило меня записать свою историю, потому что, благодаря авторам этих постов и комментаторам, я узнал, что у меня есть огромная семья.

Откровенно говоря, я слегка прибалдел от ее размеров.

Это будет невеселая, довольно нудная история без мата и приколов. Извините, мои дорогие.

====

Я познакомился со Светланой в конце 90-х, она еще жила в России. Я был ее клиентом в течение года и нескольких месяцев. У меня тогда хватало разных проблем, я много пил, резался, плохо понимал, как жить дальше, впереди, где у нормальных людей будущее, у меня была какая-то чернота.

Она сильно помогла мне тогда. Перед началом терапии я бросил пить, потихоньку перестал резаться и причинять себе другой вред. Началось обучение на другом факультете, стала налаживаться личная жизнь. Я задышал.

Года через полтора она уехала жить за границу, сначала в Бельгию. Мы поддерживали отношения по интернету, я с завидной регулярностью прибегал к ней со своими
психологическими затруднениями. Она не отказывала, помогала советом, что-то объясняла. Мы хорошо общались в течение нескольких лет.

Она была для меня очень дорогим, очень значимым человек, моей опорой.

В 2009 году провели несколько терапевтических встреч по очень важному для меня вопросу и снова - почти магическим образом - она мне помогла.

Общение продолжалось. В 2013 или 2014 году, я не помню точно, она пригласила меня помогать организовывать ее терапевтические группы, посвященные освоению навыков
интуитивного питания. Предложение я принял, мы более или менее нормально взаимодействовали, пока эти группы работали.

Тогда прозвенел первый тревожный звоночек.

[читать дальше]Группы проводились онлайн и перед началом занятий участники должны были протестировать свою аппаратуру, микрофоны и наушники, а также программу, в которой мы работали. Эти коротенькие встречи проводил я. И вот некая женщина зашла в программу и мы начали с ней работать. Быстро все проверили, звук, картинку, проходят ли сообщения в чат, и я перешел к следующему клиенту. А вечером Светлана получает от нее письмо, в котором женщина подробно рассказывает о том, какой странный у нее помощник, как он странно выглядит, странно говорит и находится в каком-то странном помещении. В общем, ей не понравилось решительно все, и она подумала, что будет хорошей идеей пожаловаться
Бронниковой.

Тогда я впервые увидел, как Бронникова может обращаться с живым человеком, который по сути никакого вреда никому не причинил. Она написала ей длинное письмо, копию которого
получил я. Не буду цитировать, но письмо было написано в очень грубой и оскорбительной форме. Основным содержанием письма были серьезные сомнения Бронниковой в интеллектуальной полноценности этой женщины. Я поинтересовался, не перебор ли это. "Вы же мой сотрудник, я должна вас
защищать", - ответила она. (Надо сказать, что никто мне такого раньше не говорил. Я понятия не имел, что услышать такое хотя бы раз в жизни - это счастье.) Но та женщина,
получив письмо, надолго слегла с обострением своих душевных и телесных симптомов, о чем я спустя какое-то время прочел в ее блоге. В такой защите я не нуждался.

Мы стали общаться теснее, пока проводились группы. Мне было интересно интуитивное питание, я читал ЖЖ Светланы, ее страничку в Фейсбуке. Все чаще я обращал внимание на ее
грубые комментарии, не очень понимал, как к этому относиться, но меня это пока еще не касалось.

Осенью 2014 года Светлана открыла свой центр и предложила мне работать там администратором.

Я очень серьезно отнесся к этому предложению. Мне понравилась команда, понравилась миссия центра и я решил, что попробую, хотя изначальные условия были не очень привлекательные. Но у меня тогда все время были какие-то проблемы с долгой работой на одном месте и я решил, что раз руководитель центра мой хороший знакомый, раз собралась такая команда, раз у центра такая миссия, то я сделаю все, что смогу, для того, чтобы работать хорошо и долго. Такое у меня было отношение к этой работе практически до самого конца.

В самом начале тревожный звоночек прозвенел уже для меня.

Дело в том, что в первое время работы центра не существовало ни одной должностной инструкции, ни одного протокола или алгоритма, касающегося процесса администрирования. Все делалось с нуля, на коленке, допиливалось по месту применения. И вот в отсутствие внятных инструкций, что и как нужно делать, я получил на ящик центра письмо с резюме психолога из Санкт-Петербурга. "Филиалом" центра в Санкт-Петербурге заведовал Влад Бухтояров, поэтому я переправил письмо ему. Это было ошибкой с моей стороны, я должен был отправить письмо Бронниковой, а она, в случае, если кандидатура была ей интересна, должна была переслать резюме Владу для проведения собеседования. Но я не знал, каков порядок действий в этом случае. Казалось бы, никаких последствий моя ошибка не имела, письмо все равно попало к Бронниковой, а собеседования непроверенному специалисту назначено не было. Человеку, которой искренне собирался работать в центре добросовестно, как мне кажется, достаточно было сказать, что порядок действий иной. Алгоритмы, которые определялись по ходу работы, я, конечно, протоколировал, без этого работа была невозможна.

Реакция Бронниковой мне запомнилась очень хорошо. Для меня ее реакция была шоком. Хорошо помню, как у меня подкосились ноги и я осел в кресло. Если б на меня родная мать накинулась с топором, это произвело бы на меня меньшее впечатление. Оказалось, что, отправив письмо не ей, а Владу, я совершил грубейшее нарушение субординации, ведшее к необратимым последствиям. Да, с одной стороны, та безобразная сцена, которую она устроила, обвинения, которые она выдвинула, были совершенно неадекватны, я это понимал, с другой - я чувствовал себя, наверное, самым никчемным человеком на земле, совершившем такую ужасную ошибку, что поставил под угрозу весь проект. Мне понадобилось полночи, чтобы склеить себя обратно и вернуться к работе на следующий день.

Эта ситуация была моделью наших дальнейших отношений, за исключением того, что поначалу между вспышками ее гнева я все-таки считался ею неплохим сотрудником, но со временем она стала целенаправленно создавать у меня впечатление, что я стал постоянно ошибаться в работе и сделался ни на что не годен. Недавно я узнал, что это называется красивым английским словом "газлайтинг". Фраза о том, что я наношу центру колоссальный финансовый и репутационный ущерб, в разных вариациях со временем стала повторяться регулярно.

Я не был единственным человеком, которому доставалось. Как-то я стал свидетелем, как унижению подвергалась вся команда терапевтов. В центре регулярно проводились онлайн собрания сотрудников, были общие собрания, были встречи терапевтов. И вот в конце одного из этих собраний терапевтического отдела сотрудники с точки зрения Бронниковой как-то недостаточно вежливо попрощались и покинули встречу. На ближайшем общем собрании Бронникова устроила им такую выволочку, какой я не видел со времен советской школы. Пунцовая (а у меня еще монитор добавлял мадженты) Бронникова требовала от каждого персонально объяснения своего поведения, и взрослые уважаемые люди, как дети, оправдывались перед ней.

Сотрудницы административного отдела от Бронниковой рыдали в буквальном смысле. В первый же день работы помощницы коммерческого директора Бронникова довела ее до слез, я звонил, пытался успокоить, объяснял, что у нас, к сожалению, так заведено, и других руководителей нам не завозили. Из-за неспособности Бронниковой разобраться, прежде чем устраивать сцены, ее манеры рубить с плеча было боязно обращаться к ней по поводу нештатных ситуаций, если причиной был живой человек. Бронникова как руководитель - это, извините, как то самое млекопитающее с гранатой: никто не знал, где, когда и по какому поводу рванет.

Поводы находились. Как-то я поехал за дочерью. Раз в неделю, и это было всем известно, я был вынужден спускаться в метро, чтобы привезти дочь к себе. В остальное время я старался не отходить от компьютера и не оказываться вне зоны действия сети. Мы с дочкой выбрались из толпы на улицу и тут я слышу звонок. Снимаю трубку, на меня начинает кричать коммерческий директор. Мол, по какой-растакой причине я не подхожу к телефону. Я говорю, ты же знаешь, что раз в неделю я езжу за дочкой и езжу на метро. "Мы поставили на продвижение рекламу по набору в группу, почему ты не походишь к телефону?", - продолжает кричать коммерческий директор. Я говорю, что я с ребенком в толпе и даже если б слышал, трубку бы не снял. У меня, простите, руки другим заняты, я везу ребенка по московскому метро в час пик. Такой же скандал мне устроила Бронникова. Снова я нанес центру колоссальный репутационный и финансовый ущерб. Я так и не смог понять, почему о продвижении нельзя было предупредить. Я бы просто никуда не поехал, сидел бы и принимал звонки, это не было проблемой.

Знаете, сколько звонков в центр было сделано в результате этого продвижения? Ноль.

Но вот (наконец-то!) настал тот день, когда я сам был уверен, что в результате своей ошибки выставил центр на деньги и репутацию.

Накануне первого занятия в одной из групп я, как это полагалось, отправил участникам письмо-приглашение с необходимой информацией. Куда и когда приезжать, что брать с собой, сколько это стоит и так далее. На следующей день, когда группа должна была начаться, позвонила коммерческий директор и сказала, что терапевт ждет в кабинете, а никого нет. Я начинаю усиленно думать, перечитывать отправленное накануне письмо и вижу, что в теме письма, я указал то ли неправильную дату, то ли время. В самом письме все правильно, а в теме - нет. И меня прошиб холодный пот. Я понял, что вот теперь я действительно совершил ошибку, у которой будут последствия. У меня началась паника, я был уверен, что если я получаю такие выволочки, извините, за всякую ерунду, то за это меня просто уничтожат.

Хорошо, что мысль на этом не остановилась. День и время группы определялись изначально, конкретная дата начала, связанная с окончанием набора участников, тоже становилась известна заранее. Почему же ни один человек, увидев неправильную дату (или время), не написал и не попросил уточнить?

Я сказал коммерческому директору, что это очень странная ситуация, давай хотя бы немного подождем, прежде чем сообщать Бронниковой. Но коммерческий директор хоть и пообещала подождать, не удержалась. Начался грандиозный скандал. Тут проявляется терапевт и говорит, что все в порядке, все сильно опоздали, но пришли.

Оказалось, что станции метро, рядом с которой находился кабинет, в этот день была закрыта на ремонт. Клиенты шли от соседних. Терапевт этого не знала, потому что ездила на машине, я этого не знал, потому что в основном сидел дома в обнимку с телефоном и в метро бывал нечасто. В общем, как говорится, shit happens.

Скандал на этом не закончился, коммерческий директор получила по голове за преждевременную панику, терапевту тоже за что-то досталось, все страшно переругались. Итогом стало то, что Бронникова предложила дать мне премию 5000 рублей. Но это даже уже не было смешно.

Не остались без внимания Бронниковой и мои друзья. Мой боевой товарищ, Дина Хитрова как-то высказалась на моей (!) страничке в ФБ не в поддержку идей интуитивного
питания. "Дина, вам бы таблеточек попить... Вам нужна помощь, я подозреваю, что лечение нейролептиками... Ведь это так просто - дойти до психиатра, начать принимать препараты". Это такая классика от Бронниковой: диагнозы по фотографии в профиле и "назначение" сильнодействующих препаратов. Основным показанием для назначений было инакомыслие. Бронникова считала себя человеком европейских ценностей.

Я потом извинялся перед Диной за эту ситуацию, говорил, что очень хотел бы потребовать от Бронниковой, чтобы она прекратила свои оскорбления и извинилась, но если я так поступлю, то меня вероятнее всего уволят. "Володя, это зло под маскою добра", - сказала мне Дина. Мне было очень стыдно перед своим боевым товарищем, что я оказался
трусоват.

Я хочу добавить еще пару мелких штрихов к ее портрету. Бронникова известна своим очень трепетным отношениям к своим авторским правам. Она действительно панически боиться, что ее идеи и наработки будут украдены, и она ничего не сможет заработать. К сожалению, забота о собственных правах не всегда связана с соблюдением чужих. Однажды она выложила у себя в ЖЖ чужую книгу на английском языке, то ли по интуитивному питанию, то ли по каким-то смежным вопросам. Ей на это указали, ссылку пришлось убрать, но я получил от нее распоряжение, что когда желающие обратятся ко мне по электронной почте, выслать ссылку на книгу.

Точно так же трепетно Бронникова относится к профессиональным стандартам. Но это не помешало ей предложить руководству какого-то онкоцентра услуги своих сотрудников по оказанию паллиативной помощи при болевом синдроме по методике MBSR. Сотрудники на тот момент отзанимались по этой методике порядка шести (!) часов. От ее услуг в этом онкоцентре, разумеется, вежливо отказались, чем вызвали ее саркастические комментарии.

В 2015 году Бронникова узнала, что в сети есть форум ее хейтеров. Ныне это восьмидесятистраничный тред, который продолжает пополняться. Она была шокирована этой новостью, в ее голове не укладывалось, как такое могло произойти. Я и другие сотрудники не понимали, а на какую реакцию она рассчитывала, ведя себя с людьми подобным образом?

День рождения центра мы отмечали в каком-то ресторане. Мы с Бронниковой сидели на соседних стульях. Народ общался и веселился, Бронникова была в хорошем расположении духа, шутила, смеялась, параллельно что-то писала в своем телефоне. Я посмотрел на экран: это был один из ее отвратительных комментариев, который, как мне казалось, можно написать только хорошенько разозлившись. Я окончательно уверился в том, что происходит что-то ненормальное и это не изменится.

Почему я все это терпел и не увольнялся? Ну первой причиной были деньги, которые мне были нужны, а вторая причина - это то, что у меня получалось делать эту работу. Это было для меня важно. Я не говорю, что я был какой-то очень хороший работник, но поскольку претензии со стороны Бронниковой возникали регулярно, я стал спрашивать у некоторых коллег, может быть, я что-то делаю не так, не справляюсь в целом? Но я не помню ни одного ответа, чтобы мне сказали, да, Володь, действительно ты справляешься плохо. Очень хорошо помню, что мне сказала коммерческий директор в ответ на этот вопрос: "Я не понимаю, почему она так к тебе относится". Я, еще раз повторюсь, ни к одной своей продолжительной работе я не относился так серьезно и старался работать хорошо.

Для меня более важным вопросом является не то, почему я не уволился, а почему не уволили меня. Если я был таким плохим работником, как она говорила, почему она сама не избавилась от такого балласта, а вместо этого подвергала систематическим унижениям все время, пока я работал?

С какого-то момента к обычным претензиям добавились элементы газлайтинга. Спокойным, даже сочувственным тоном, в противовес обычным сценам мне сообщалось, что я что-то уж совсем часто стал ошибаться. Чтобы защитить себя и не потерять контакт с реальностью, я стал записывать все факапы сотрудников центра, которые становились мне известны. В каком-то разговоре, когда она снова попыталась меня обвинить в несуществующем, я сказал ей, что, извините, я записываю ошибки и промахи сотрудников и точно знаю, что я, во-первых, не стал работать хуже, а во-вторых, по количеству ошибок и косяков я далеко не на первом месте. Ее это разозлило, она мне сказала, что "мы еще вернемся к вашей милой привычке записывать такие вещи".

На самом деле я стал работать хуже, вернее, мне стало тяжелее справляться со своими обязанностями. Я работал с одним выходным, рабочий день не был нормирован, я старался не отходить от компьютера, мобильный телефон центра я брал с собой в душ и туалет. Я старался не спускаться в метро, чтобы не пропустить звонок. В этом не было чего-то непосильного, но когда к этой работе добавилась необходимость тратить массу времени и сил на то, чтобы вернуть себе самоуважение, а я нуждался в том, чтобы доказать себе, что могу справиться с этой работой, вот тут мне стало действительно трудно. Мою жизнь составляло мое рабочее время и свободное время, которое я тратил на мысленные разговоры с Бронниковой, попытки оправдаться и попытки собрать себя к следующему дню во что-то работоспособное.

Была еще одна причина, по которой у меня не получалось просто взять и уйти. Несмотря на отношение Бронниковой ко мне, она оставалась для меня дорогой и близкой. Я
воспринимал ее как человека, который не понимает, что делает в отношениях с другими людьми. Из чувства благодарности за ее помощь я считал своим долгом быть с ней рядом. Я понимал, что своим поведением она накликает на себя какую-то беду. Я верил в то, что если буду рядом, то смогу ее каким-то образом защитить. В момент своего увольнения среди всех чувств, которые я испытывал, было ощущение, что я ее предаю.

Завершающим аккордом всей этой истории она изменила схему оплаты моего труда, я по не очень понятным причинам стал получать меньше, при этом количество рабочих обязанностей у меня только выросло. Нервы были вымотаны окончательно, после очередного скандала я свалился с температурой, несколько дней обещал вернуться к своим рабочим обязанностям, собирался с духом и в итоге сказал, что увольняюсь.

Что-то вы, Володя, совсем ухудшились, сказала мне Бронникова на прощание, вам бы попить таблеточек. Под таблеточками Бронникова, как я уже писал, в таких случаях понимала нейролептики. Я порекомендовал ей в ответ прекратить ставить диагнозы по интернету, бо смешно выглядит, и отправил ее в бан. На этом наше общение было закончено.

Уходя из центра, я тихонечко прикрыл за собой дверь и нигде не стал рассказывать о том, с чем мне довелось столкнуться. Я в какой-то степени чувствовал себя изгоем, мне было одиноко в моем положении и я не находил в себе ни сил, ни смелости написать об этом и выложить на всеобщее обозрение. С другой стороны, я ощущал, что в работе центре есть мой, пускай небольшой, вклад, и мне не хотелось писать что-то нехорошее, что могло повредить центру и тем, кто там оставался работать. Я хотел оставить все это в прошлом и больше об этом периоде своей жизни не вспоминать.

Через два или три месяца у меня начались проблемы со сном. Я стал просыпаться уставшим, как будто меня то ли били всю ночь, то ли я выполнял какую-то тяжелую работу. Это происходит на протяжении уже почти четырех лет. Пока не очень получается себе помочь, хотя я по-прежнему ищу способы это сделать. Видимо, эта история меня просто так не отпускает.

Почему я все-таки пишу об этом. Некоторое время назад мне попались несколько постов в Фейсбуке, где коллега, бывший клиент и бывшая студентка Бронниковой рассказали о своем травматичном опыте общения с нею. Насколько узнаваемо было то, что в них было описано. Под этими постами в общей сложности было несколько сотен комментариев, бОльшую часть которых я просмотрел. Удивительно было то, что мне не попалось ни одного комментария в поддержку Бронниковой, зато комментариев вида "у меня такой же опыт общения с Бронниковой, я вам сочувствую" - было очень много.

Видимо, пока все не слишком распространялись о том, что происходит, в частности, молчали бывшие терапевты центра, молчали коллеги, клиенты, безумная женщина ходила по Фейсбуку и ЖЖ, оскорбляла, унижала и морально насиловала тех, кто оказывался ей не мил, и счет пострадавшим идет чуть ли не на десятки.

В ответ Бронникова написала пост, где сравнила себя с Христом, а сотрудники написали открытое письмо, где на основании перечисления заслуг, достижений и регалий лично Бронниковой и центра под ее руководством, просили поддержки у психологических ассоциаций и обществ. По сути они просили эти ассоциации закрыть глаза на те обстоятельства, что шлейф этих скандалов тянется за Бронниковой многие годы, что количество людей, пострадавших от общения с нею, велико, что ее соратники не из числа сотрудников центра осознают, что не бывает такого дыма без огня, и что паршивая овца портит все стадо.

Другим доводом в защиту Бронниковой было то, что, де, серьезность обвинений, которые Бронникова предъявляла в прошлом авторам этих постов, должна оправдать стиль ее общения, от которого люди впадают в невротические состояния. Надеюсь, я показал на примерах, что серьезность обвинений здесь ни при чем, стиль есть стиль, он проявляется даже там, где ничего серьезного не происходит.

Это письмо - некоторое лукавство, сотрудники центра, по крайне мере часть, конечно, понимают действительную причину скандалов, и кто является главным источником
репутационного ущерба центру. Но удержать свою Чудо-женщину от глупостей они не в силах.

Я не знаю, что кроется за ее поведением: какое-то душевное нездоровье, дурное воспитание или умысел, но я как человек, который на своем опыте знает, как это - впасть в немилость Бронниковой, хочу, чтобы этому ее дворовому поведению был положен предел. Я на собственном опыте подтверждаю, что эта женщина способна на моральную жестокость по отношению к вам даже если вы "свой", даже если вы сторонник ее взглядов, даже если вы ее сотрудник или клиент. Я отправлю свой рассказ в психологические ассоциации и общество, куда было отправлено открытое письмо, и попрошу комментариев. Предлагаю всем, кто пострадал, не стесняться и тоже обращаться за разъяснениями.

Почта Этического комитета Российского психологического общества: ethics@psyrus.ru
Почта Ассоциации когнитивно-поведенческой психотерапии: info@associationcbt.ru
Почта Ассоциации когнитивно-бихевиоральных терапевтов: info@russian-cbt.ru

(Поправьте, кто разбирается, если это какие-то не те ассоциации.)

У нас есть традиция, по которой за что-то хорошее, готовы простить и закрыть глаза на все плохое. Я считаю, это очень плохая традиция. За хорошее - спасибо, но за плохое
нужно отвечать. Оправдывать Бронникову ее заслугами - все равно, что оправдывать талантливого педагога, который хоть и ведет детей к свету знания, но в промежутках считает
нормальным потрогать кого-нибудь из своих подопечных за гульфик. Я не понимаю, почему это нужно терпеть. На дворе 21-й век, каким бы талантом ты ни был, тебе найдется
замена из числа приличных людей.

Как говорил А.С. Пушкин, намазывая масло на багет и обращаясь к Бертолуччи: "Гений и злодейство - две вещи несовместные, сучок ты эдакий".

P.S. Я раздумывал о том, писать ли об эффективности центра или ограничиться личными воспоминаниями об общении с Бронниковой. Мне есть что сказать по этому поводу, поскольку
я работал в центре и во время и после работы общался с бывшими клиентами. Я бы не стал об этом писать, если бы не открытое письмо. Меня в относительно недавнем времени
спрашивали о том, стоит ли обращаться в центр. Тогда я не очень хотел вдаваться в подробности и что-то мямлил в ответ. Сейчас я бы дал очевидную рекомендацию, про суть
которой, как мне кажется, забывают некоторые люди, введенные в заблуждение рекламой центра. Агрессивные рекламные заявления центра о самом себе - не являются гарантией
успешного вложения ваших средств. Да, без специалиста иногда не обойтись. Но не относитесь к занятиям в центре как к волшебной пилюле, которая избавит вас от ваших проблем
за ваши деньги. Контролируйте свои средства, спрашивайте, что вы получите, если не получите ничего. Потому что так бывает.

С учетом всего вышесказанного я бы сейчас скорее посоветовал поискать других специалистов по РПП, которые совершенно точно существуют, нежели чем поддерживать детище
Бронниковой и ее саму. Но это мое личное мнение и отношение.

Ссылки на посты:

1) Евгения Дашкова
https://www.facebook.com/dashkofa/posts/3294332067304760

2) Евгения Меглинская
https://www.facebook.com/meglinskaya/posts/2978005862234011

3) Вероника Коростелева
https://www.facebook.com/veronica.korosteleva/posts/2572667082840896
https://www.facebook.com/veronica.korosteleva/posts/2572676212839983

4) Константин Ефимов
https://www.facebook.com/teplorod/posts/10156249129357757

Светлана Бронникова, отзыв коллеги по цеху

Пишет Evgenia Meglinskaya:

Светлана Бронникова впервые начала развивать идеи интуитивного питания в России и написала книгу “Интуитивное питание”, переработав книгу, курс и модель авторов интуитивного питания Эвелин Триболи и Элис Раш. Нисколько не умаляя заслуг Светланы как специалиста, работающего с РПП, дальше хочу написать некоторые вещи, которые мне кажется важным озвучить.

Светлана Бронникова агрессивно проявляет себя в онлайн пространстве по отношению к коллегам и своим ученикам, которые работают в области нарушений пищевого поведения. Так, несколько дней назад Светлана написала обо мне публично вещи, которые не являются правдой (какие именно, можно увидеть в скринах в карусели):

1. Я обманываю аудиторию, называя себя КПТ и ДБТ терапевтом, и обучаю ДБТ терапии своих консультантов, хотя не состою ни в одной из команд и не являюсь тренером. Я правда не состою и не являюсь=)) Но мое основное направление в работе вовсе не ДБТ, а терапия принятия и ответственности (АСТ). Я не считаю себя ДБТ ориентированным терапевтом и так нигде себя не называю. Потому что я работаю в АСТ подходе (и тащусь от этого=)))). С т.з. ДБТ ассоциации, я могу обучать ДБТ навыкам клиентов и консультантов, не называя это ДБТ терапией и не говоря, что я обучаю ДБТ терапии. Что я и делаю и продолжу делать. Об этом я отвечала Светлане в личке и в комментариях, но она игнорировала мои слова, продолжая обвинять меня снова в том же самом.

2. ДБТ и только ДБТ (и КПТ) имеет доказанную эффективность в работе с РПП, о чем Светлана пишет в комментариях к постам моих учениц. И это не так. Есть другие модальности, имеющие доказанную эффективность и к ним относится АСТ (Терапия принятия и ответственности).

3. Я шантажирую людей и угрожаю им, предлагая деньги, чтобы замалчивать результаты своего курса. Я знаю, что за девушка писала Светлане, у меня есть доказательства, что эта девушка угрожала распространять ложные сведения о моем курсе, чтобы сделать возврат денег через полгода после его окончания. Сейчас я ищу юриста, который работает по делам о клевете и вреде деловой репутации. Если вы порекомендуете мне такого юриста, буду признательна...

4. Только Светлана Бронникова в России имеет право использовать модель осознанного питания в работе, так как прошла обучение и получила сертификат.

Осознанное питание в виде протокола было создано профессором Джин Кристеллер, у которой вы можете обучиться на английском языке и получить сертификат. Но сама профессор не создала осознанное питание, так как взяла за основу техники mindfulness, которые были в свою очередь взяты из буддизма и других восточных духовных систем и перенесены в западный мир Джоном Кабат-Зинном (это автор известного вам упражнения “Изюминка”). Но и он не просто придумал его, а заимствовал из медитативных практики буддийских монахов.

Когда я проходила обучение у Йонге Мингьюра Ринпоче (буддийский учитель и автор книги “Будда, мозг и нейрофизиология счастья”), то многие практики осознанности были связаны именно с едой: правильное выстраивание позы во время еды, наблюдение за дыханием, наблюдение за телом, наблюдение за вкусом и консистенцией еды, наблюдение за ощущениями в животе в контакте с едой и т.д. Это и есть осознанное питание. Я не думаю, что Йонге Мингьюр Ринпоче получал сертификат у профессора Кристеллер, но при этом учить осознанному питанию он вполне может:))) Профессор Кристеллер создала свой конкретный протокол. Но это далеко не единственный способ и не изначальный источник для развития навыков осознанного питания.

[читать дальше]5. Мои клиенты приходят потом к Светлане. Скорее всего, так и есть. Как и пациенты Светланы приходят потом ко мне. Как знают все психологи, это нормальная практика и мы спокойно рекомендуем нашим клиентам и пациентам своих коллег, если мы, наша манера работы и наши модальности в психотерапии не подходят нашим клиентам.

6. Я вступаю в терапевтические отношения с клиентами, которые потом обучаются в моей школе консультантов. Тренинг “Стоп срывам и перееданием” - это вебинары, в которых участвуют более 50 человек, большая часть которых просто смотрят потом записи. Я не знаю личных историй своих клиентов, даже их лиц и фамилий, они не делятся со мной своими жизнями, они получают на встречах теоретическую информацию и навыки для практики. Сейчас все уроки идут в формате видео записей. Это нельзя назвать терапевтическими отношениями или использованием своих клиентов потом в каких-то своих корыстных целях при обучении.

7. О том как Светлана обращается со своими студентами, которые могут составить ей конкуренцию, можно почитать в посте у моей коллеги Евгении Дашковой.

Итого:

1. Мне не нравится, когда проявляют агрессию в отношении меня, используя ложь, газлайтинг и кибербуллинг. Мне не нравится видеть это в социальном пространстве и мне важно показывать это без замалчивания, даже если человек так поступающий, считается лидером мнений и имеет вес в профессиональных кругах.

2. Я считаю не этичным действием - преследовать замечаниями и придирками своих коллег - психологов и своих студентов.

3. Мне не нравится, когда меня пытаются очернить, потом банят, чтобы я ничего не могла прочесть и ответить - и так делают три раза подряд, превращая изначальное подобие дискуссии в препирательства пещерного уровня.

4. Все это не похоже на действия во благо наших клиентов или во благо развития отрасли
Вывод. Не молчите, ведите блоги, пишите то, что вы знаете об РПП, делитесь вашим опытом. И не только об РПП, но и об осознанном отношении к еде, вашим телам, вашим эмоциям. Пишите то, что вы знаете. Если не хватает знаний, то я могу составить вам целый список рекомендаций: у кого в русскоязычном пространстве можно учиться, супервизироваться и где проходить интервизии, чтобы профессионально разбираться в этих темах. И это будет крайне бюджетно, экологично и поддерживающе по отношению к вам.

Если переживаете, что и на вас развяжут “охоту на ведьм”, просто узнайте заранее, где находится кнопка “забанить”. Не тратьте время и силы на ответы агрессивным людям в сети, сразу установите границы - заботьтесь о своем психологическом комфорте и здоровье.
Не замалчивайте моменты агрессии, которую проявляют к вам или окружающим. Молчанием мы поддерживаем эту тенденцию, что не несет здоровья нашему обществу.

Всем добра.

Светлана Бронникова (отзыв ученицы)

Пишет Евгения Дашкова:

Это пост про Светлану Бронникову, известную в России психолога и публичную персону. Светлана забанила меня во всех соцсетях, поэтому я не могу ее тегнуть здесь, а так бы обязательно.

Сначала факты.
В 2015-2016 учебном году году я поступила на курс Светланы в ВШЭ “Современные подходы к консультированию при расстройствах пищевого поведения”, годовая профессиональная переподготовка за 150 тысяч рублей. Мы успешно отучились первый блок программы и осенью 2016 года я написала в ВК объявление о том, что набираю в Новосибирске группу обучения навыкам интуитивного питания.

Пара слов пояснения: в программе курса был отдельно заявлен целый блок, посвященный интуитивному питанию и тренингу навыков интуитивного питания. И мы, студенты, наивно полагали: за наши 150к нас обучат вести группы по ИП. Этот модуль должен был быть через три месяца примерно, группы в Новосибирске набираются долго - я надеялась как раз раз обучение будет заканчиваться, группа наберется и я начну работать с людьми! Забегая вперед, скажу: мы неправильно думали. Оказалось, что годовой курс обучения стоимостью 150к был только “обзорным”, что бы это ни значило.

Я ужасно боялась нарушить чьи-то авторские права, или представить себя более компетентной, чем я есть на самом деле, поэтому честно тегнула в объявлении центр Интуит и написала, что в данный момент прохожу обучение под руководством Светланы Бронниковой в ВШЭ.

И началось.

[читать дальше]Буквально через час мне пришло сообщение от Светланы в мессенджер. В нем она последовательно:
1. Обвиняла меня в воровстве её текстов, лекций, семинаров и почему-то “вебинаров по детскому интуитивному питанию” (???). (Цитаты - “В ваших рекламных объявлениях вы беззастенчиво используете мои тексты - подозреваю, что и материалы вебинаров по детскому интуитивному питанию тоже”, “Вы заимствуете напрямую названия моих лекций, моих семинаров, мои тексты, просто копируя их. Нетрудно догадаться, что их материал вы заимствуете тоже”, “Что меня поражает в этих ситуациях - это то, что уличенные в воровстве еще спорят и что-то доказывают”). Все, кто знают меня и мою страсть к писательству, знают - я скорее дам отрубить себе руку, чем украду чей-то текст и материал.

2. Обвиняла меня во лжи и нечистоплотности (“В рекламе вы используете прямую ложь”, “Вы нечистоплотны даже в этом”, “Вы лжете, что прошли у меня обучение по интуитивному питанию”) Помимо того, что это ну просто некрасиво звучит, это неправда - я не писала, что обучаюсь у Светланы ИП, а лишь что обучаюсь на её курсе в ВШЭ, и это была действительно так. Упоминала я об этом с одной целью: сообщить потенциальным участникам группы, что я еще прохожу обучение на курсе (на минуточку, на тот момент я уже была профессиональным психологом и ведущим тренинговых групп).

3. Вынуждала меня забрать документы из ВШЭ (“Либо оттуда уйдёте вы, либо я”) и угрожала отчислить меня оттуда (“Я буду вынуждена обратиться к руководству ВШЭ с просьбой отчислить вас за неэтичное поведение”).

4. Угрожала дискредитировать меня как специалиста (“Я безусловно оставляю за собой право озвучивать там, где я сочту нужным, что… вы ставите под угрозу собственных клиентов и нарушаете профессиональный этический кодекс”)

Все цитаты дословные, скрины нашей переписки у меня сохранились, поэтому обвинений в клевете я не боюсь.

Я предложила сделать проверку текстов на антиплагиат, но эта идея была Светланой отвергнута, потому что оказалось, что я умею так воровать тексты, чтобы это нельзя было обнаружить (???). Светлана написала мне еще три сообщения и забанила меня.

Дальше - больше: в течение буквально часа, пока я сидела и хватала ртом воздух, произошло следующее:
- Меня без суда и следствия исключили из закрытой учебной группы курса в ФБ.
- Меня удалила из друзей администратор центра Интуит и по совместительству - нашего курса.
- Светлана написала у себя пост (без называния имен) про неблагодарных учеников в России, которые разучились уважать Мастера и про то, как разрушен институт обучения
- Двое сотрудников Светланы опубликовали у себя какие-то совершенно уничижительные посты про то ли мартышку, то ли блондинку, которая все хотела делать сама, да опростоволосилась, так ей и надо.

Это были факты. Теперь вопрос к зрителям: как мы называем ситуацию, когда психолог, руководитель учебной программы, без суда и следствия:
- безосновательно обвиняет студента в воровстве, в том числе предполагаемом воровстве в будущем
- обвиняет его во лжи и нечистоплотности,
- принуждает отчислиться,
- угрожает публично дискредитировать,
- лишает доступа к оплаченным учебным материалам и
- подключает своих подчиненных для оказания давления в интернет-пространстве?
Я называю это “злоупотребление”, “давление” и “клевета”, но может быть, вы знаете более точные и прямые слова.

Я была раздавлена. У меня тряслись руки, я рыдала, я не понимала, что происходит, что я сделала плохого, и неужели я заслужила всё это? Я не знала, что делать с обучением, за которое я уже оплатила 75 тысяч, половину. Это очень сложно, когда авторитетный и обладающий властью человек так поступает с тобой.

Меня спас мой тогдашний друг: по счастью не психолог, а бизнесмен. Он приехал тут же, выслушал меня и спросил “ты договор с кем подписывала?”. Я сказала “с Вышкой”. Он сказал: “А в чем тогда вопрос? Пиши в Вышку, какого хрена?”

Я собралась и написала руководству ВШЭ. Написала, что на каком основании ваш преподаватель позволяет себе такое некорректное поведение со студентом? И с каких пор полномочия преподавателя учебного курса так до боли напоминают полномочия гуру?

Храни господь ВШЭ, мне быстро оттуда написали и обещали во всем разобраться. В итоге мы собрались на очную ставку: я, Светлана и Гули Базарова, святая женщина. Светлана продолжала давить на меня, обвинять в воровстве всего, в том числе и материалов курса (не знаю, как можно украсть что-то, за что ты заплатила, но это уже были мелочи). Гули очень старалась как-то всё разрулить, и в итоге я на курсе осталась, потому что ни единой причины мне там не остаться не было. Поэтому к ней лично и вообще к ВШЭ я испытываю только глубокую благодарность и никаких претензий.

После этого Светлана ко мне разом переменилась, стала дружелюбна и любезна. Через какое-то время она меня вдруг разблокировала, а после встречи на конференции по DBT в Москве добавила в друзья на ФБ.

Я все это время пребывала в шоке.
Мне серьезно навредило то, что Светлана сделала тогда. Это был сильный дистресс: злоупотребление и давление вообще неприятная вещь. Особенно когда ты - ординарный психолог в Новосибирске, а давит на тебя автор книги, руководитель центра, автор “знаменитого метода Светлячка” и тд. и т.п.

После этого мне очень долгое время было страшно вообще где-то писать про то, что я работаю с РПП. От страха писать в фейсбук я так и не отошла полностью, я до сих пор не пишу сюда то, что на самом деле хочу.
Самое странное, что Светлана после этого ни словом, ни взглядом не дала понять, что это было в реальности. Она разговаривала со мной очень, очень мило.

Я не могла понять: что это вообще было?
И почему ТАКОЕ происходит среди психологов?

………………………….
Я пишу этот пост, потому что знаю, что я не одна. Я знаю достаточное количество специалистов, которые работают с РПП, но не пишут об этом нигде, потому что боятся Бронникову.
Светлана Бронникова все это время продолжает дискредитировать специалистов в интернете: Евгения Меглинская (Evgenia Meglinskaya) написала про это пост, почитайте. И есть еще много людей, которые не написали (хотя хотели бы).

Я пишу этот пост, потому что хочу, чтобы в России было больше людей, которые работают с РПП и распространяют недиетические идеи. И пока они боятся, что “за ними придут”, они не хотят связываться, и они не пишут. Это плохо для и для специалистов, и для клиентов, отрасли в целом. Это как в классе, где есть буллинг: боятся не только те, кого буллят, но и наблюдатели. Я хочу, чтобы мы не боялись писать и говорить

Я хочу, чтобы больше людей могли говорить о том, когда с ними поступают несправедливо, агрессивно и насильственно. Об этом нужно говорить, это делает нас сильнее.

И еще я пишу, потому что мне важно написать: со мной так нельзя.
Ни с кем нельзя.
Нельзя превращать психотерапию и психологию в конкурентную войну, на которой все средства хороши. А если ты так поступаешь, ты должен знать: об этом могут рассказать. У твоих поступков будут последствия - такой посыл я хочу донести этим постом.

Ну и еще я пишу этот пост, потому что хочу мира во всем мире, а не вот этого вот всего)))

Я хочу попросить вас поддержать этот пост лайком, комментарием или репостом. Почти наверняка кому-то будет страшно сделать это: Светлана Бронникова авторитетная фигура, страшно вслух высказывать против авторитетных фигур. Я это понимаю.
Но если вы сможете меня поддержать, я буду очень благодарна.

У меня всё.

ПС: вот почему страшно это писать. Уже начались комментарии в духе "сама виновата", и что я некомпетентна и вот это вот всё.

Лапкина Екатерина - не рекомендую


ФИО: Лапкина Екатерина Викторовна
Город: Санкт-Петербург
Год: 2014-2015
Подход: психоаналитик, медицинский психолог
Вид терапии: индивидуальная терапия
Тип терапии: очно
Продолжительность терапии: 2 года
Запрос: самооценка, созависимые отношения, отсутствие целей в жизни
Запрос не был успешно проработан
Это моя не первая терапия, но первая регулярная и длительная

Collapse )

Анна Демьяненко - рекомендую

ФИО: Демьяненко Анна
Город: Санкт-Петербург;
Год: 2018-2019;
Подход: психоаналитическая терапия;
Вид терапии: индивидуальная;
Тип терапии: по скайпу;
Продолжительность терапии: 1 год;
Запрос: депрессия, тревожность, отношения с родителями, романтические отношения, поиск себя, проблемы с коммуникацией.
Запрос постепенно и успешно прорабатывается.

Это моя первая терапия.

Отзыв:
Нашла этого терапевта в данной группе. Один из немногих положительных отзывов, насколько помню. Пусть будет ещё один. Анна – внимательный, чуткий специалист. Безукоризненное соблюдение сеттинга, бережное отношение к пациенту.


За год работы удалось избавиться от панических атак, которые часто возникали в людных местах. Заметно улучшились коммуникативные навыки. Снизился уровень тревожности. Стал проявляться интерес к себе. Тот хаос, который раньше царил в голове, удалось разложить по полочкам. 

Прояснились многие неосознанные моменты. Буду продолжать работу с ней. И рекомендую остальным.

Ссылка:

https://www.b17.ru/bellevue/

Cервис подбора психолога psyalter.ru и психолог Владимир Михайлов - рекомендую

Примечание: psyalter.ru - не реклама, личный опыт, пост одобрен Смотрителем.

Я не в Москве и не в Спб, поэтому мне подходила только удалённая психотерапия. непонятно было как искать психолога в других далёких городах. я натолкнулся на сервис psyalter.ru, почитал обзоры в сети (оказались позитивные) и пошёл туда. после заполнения простой анонимной анкеты (основные вопросы - с чем именно у вас проблема, по вашему мнению и цена) система предложила мне 5 психологов, работающих удалённо. посмотрев их профили подробнее я, к сожалению, понял, что ни один мне не подходит (например, у многих указан метод работы гештальт, а я, с прошлого опыта, не хочу ни одной гештальт-терапии себе). тогда сервис предложил указать параметры самому и выбрать самому психолога из списка. по моему достаточно широкому запросу нашлось около 50 психологов (к сожалению, невозможно установить фильтр вида "метод: не гештальт"). после чтения профилей психологов из предлагаемого списка я сузил его до ~10, внимательно перечитал профили и написал Владимиру Михайлову, конкретно потому, что у него в опыте был указан курс по эмоционально-образной терапии, а именно ЭОТ я считал (по своим внутренних соображениям) для меня наиболее интересной/подходящей/работающей. В целом - этот сервис (если он не ухудшился с момента, когда я им пользовался) я рекомендую, опыт использования положительный.

Отзыв:

Психолог Владимир Михайлов (про отчество я не в курсе)

Город: Москва + удалённая работа

Год: 2019

Подход: клиент-центрированный, понимающая психотерапия, эмоционально-образная психотерапия

Вид терапии: индивидуальная

Тип терапии: по Скайпу

Продолжительность терапии: 60 минут в неделю, август-ноябрь 2019, продолжается

Запрос: запечатанный в психике страх, проявляющийся мышечными напряжениями в теле, детская травма брошенности, безнадёжности

Это моя не первая терапия.

Результат работы с запросом: в процессе. однозначно и уверенно ткнуть пальцем в улучшения и сказать "вот!" пока не могу. негативных изменений нет (ну или я их не вижу).

Отзыв:

Владимир явно слышит, что я говорю, понимает о чём я вообще и почему я делаю то что делаю (ну или я такой хороший объяснятор/рассказчик), и совместно переживает мои состояния (это важно для меня).

Начало сессии (до сих пор) всегда точно по времени, никаких укрываний кошек одеялами и походов в туалет/покурить в течение сессии. Не проблема оговориться (заранее, конечно) о переносе/отмене сессии в связи с поездками или подобным (разумеется, с учётом свободного времени Владимира). Я концентрируюсь именно на ЭОТ-подходе, у меня есть некий опыт работы в нём, и по ощущениям, Владимир в ЭОТ действительно умеет. После нескольких "погружений" (не знаю как это академически называется) и работы с образами я чувствовал вполне физические (телесные) ощущения, что насколько я знаю - свидетельство того, что что-то происходит/меняется. На одной из сессий у меня произошло то специфическое "удивление", которое (насколько я понимаю) сопровождает разрушение/изменение внутренней установки/шаблона (типа, вдруг оказывается, что не все только и ждут, чтобы причинить тебе боль а только некоторые).

Несколько сессий в начале у меня было ощущение, что это я "тащу" процесс, я говорю, что мы сейчас делаем, а Владимир как будто пассивный наблюдатель/чуть-чуть комментатор, что меня не очень устраивало. Может я хочу на ручки и чтоб меня тащили. Я поднял эту тему и Владимир сказал, что он делает так намеренно, это мол часть процесса. Я попросил, и он согласился, быть более ведущим и давать больше фидбэка иначе зачем он там сидит вообще, тащить процесс сам я и перед зеркалом могу. На сейчас я бы хотел, чтобы быть менее ведущим, а Владимир - чтобы более, и больше фидбэка. Не уверен, хочет ли это моя травма, а не я и не уверен, это Владимир такой пассивный по природе или это такой терапевтический процесс.

Ссылки:
https://www.b17.ru/iarim/
https://ru.linkedin.com/in/iarim
к сожалению, сейчас не могу найти тот профиль Владимира на psyalter-е по которому я его нашёл (возможно профиль деактивирован)

Александр Ефимович Алесейчик - не рекомендую

Отчет о семинаре
Сходила на психологический семинар «Отцовство. Безотцовщина» доктора Александра Ефимовича Алесейчика.

Ну, знаете… нельзя же профессионалам н а с т о л ь к о не уметь отличить психотерапию от жесткого психологического абъюза и последующего кодирования на насилие.

Я продержалась полтора дня, дело окончилось вызовом милиции и медицинским освидетельствованием.

И нет, я не нарушаю тем самым договоренность о сохранении конфиденциальности, - но надеюсь сделать невозможным продолжение бесчинств такого рода под видом психологической помощи хотя бы в пределах Беларуси.

[Spoiler (click to open)]===
Рассказываю в подробностях.

День первый.

Сначала – представление многочисленных участников семинара из разных городов и стран друг другу, потом немного… ну, вероятно это была «теория»…

Меня почему-то немного клонило в сон, из которого выдергивали какие-то анекдоты, вроде «Моя жена – ангел!!! – А моя жива еще…» или милые фразы, вроде «Настоящий мужчина хотя бы однажды должен убить!» Эта конкретно была произнесена позднее, - но она точно была произнесена на психологическом семинаре-тренинге на тему отцовства и мужества терапевтом, называющим себя христианином.

Вторая часть была посвящена комплектации малой группы, и, к большой моей радости,- на семинарах я больше люблю активно работать, чем быть наблюдателем, - я оказалась в малом кругу в качестве «жены» одного из ребят, заявивших о потребности проработать свои психологические проблемы.

Кроме того, у нас оказалась «дочка», взрослая и встревоженная, которой тоже важно было проработать острую актуальную травму в отношениях с отцом.

Впрочем, мы с ней почти немедленно остались без «мужа» и «отца» - он был сослан за дверь за какой-то неосторожный или не слишком вовремя заданный вопрос. Кроме него за дверь была изгнана сильная красивая женщина, выступавшая в роли «тещи» одного из работавших в кругу мужчин, но ей вскоре было позволено вернуться.

Было предложено вернуться и моему «мужу», - но для этого он должен был «нет, не облизать, это уж слишком - просто поцеловать» ботинок тренера. Да, да, вы не ослышались, «просто поцеловать».

Он отказался. У него спросили, как он сейчас себя чувствует и что бы он хотел с этим сделать. Он сказал: «Ну… как рядом с каким-то африканским царьком. Вызвать на коридор и набить морду».

Странное дело, но ему это сошло с рук.

Меня спросили, не хочу ли я попросить его вернуться. Я прислушалась к себе и сказала, что нет, не хочу, потому что очень уважаю его выбор. «Вы утверждаете, что все на свете имеет свою цену, - сказала я, - так вот он счел, что для места в этом кругу эта цена слишком высока».

Мне, кажется, пригрозили высылкой, но в кругу оставили.

Пришло время определять, с чьим запросом мы будем работать прямо сейчас, вызвались двое – мужчина и женщина…

Потом я на короткое время потеряла нить, и очнулась, когда тренер предлагал мужчине ее ударить. Вроде как за то, что она претендует на его первое место. Впрочем, довольно быстро он сказал, что это не обязательно делать самому – можно просто попросить ее ударить… вот, к примеру, «сына».

«Сын» был вроде как другой пары, но на предложение совершенно незнакомого мужчины ударить совершенно незнакомую ему женщину отозвался с энтузиазмом, доказывал вслух самому себе, что у него есть для этого все основания очень убедительно, и мне показалось, что уже почти было решился…

Но тут господин Алексейчик объявил, что сейчас сам покажет ему, как это делается, встал, начал подходить к растерянной и молчащей все это время женщине, - и я встала между ними.

«Нет»,- сказала я.

«Что значит «нет?» - возмутился он. «Сядь на место и не мешай работать».

«Нет», - повторила я. - «Вы не будете бить женщину на глазах у «детей».

Какое-то довольно долгое время, мне показалось, он размышлял, не ударить ли ему меня, и я прикидывала, как правильно поставить «каратэшные» блоки, и какой величины после этого будут синяки на руках.

Внезапно вместо того, чтобы ударить, он меня обнял, и в какой-то момент я уже готова была поверить этому объятию – но уже через секунду он процедил мне сквозь зубы: «Сука».

«Нет», - возразила я намерено тихо.

«Ты сука», - по-прежнему глядя мне в глаза и еще удерживая в объятиях настойчиво повторил он.

«Двойное послание» - отметила я для себя почти автоматически. «Надо же, - подумала, какой шизогенный доктор».

В этот момент за моей спиной как-то оказалась его психиатрическая медсестра. Она приехала с ним на этот семинар в качестве ассистента.

«Сядь. Ты ничего не понимаешь в том, что здесь происходит», - выстрелила она мне прямо в затылок.

За это время мужчина, которому предлагали ударить женщину – тоже обнял ее, и весь круг светился от счастья.

Я села, и человек, сидевший рядом со мной, тоже сказал мне, что я ничего не понимаю в том, что здесь происходит.

Господин Алексейчик велел мне немедленно уйти за дверь.

Я наклонилась к «дочке», спросила ее, останется ли она, или пойдет со мной.

«Я останусь», - сказала она.

«Что там происходит?» - повысил голос доктор.

«Я сказала, что я останусь», - поспешила оправдаться она.

«Вот именно», - сказал он. - «Вместе с тобой пострадают и твои близкие».

«Верно ли я слышу, что вы сейчас шантажируете меня жизнью моего ребенка?» – уточнила я.

«Но именно так всегда и бывает» - сказал второй тренер семинара.

«Верно ли я слышу, что вы сейчас шантажируете меня жизнью моего ребенка?» – повторила я.

«Почему ты так поступила?» - спросил у меня кто-то…

«Потому что все это уже было с этой страной, - сказала я, - и я не хочу, чтобы это повторилось».

«Что - «это?»

«Ссылки, тюрьмы, расстрелы…»

«Выведите ее!!! Кто тебе здесь больше всего нравится?» – спросил меня второй тренер.

Я хотела было честно ответить, но вовремя сообразила, что сейчас выберу себе убийцу - и смолчала.

«Выведи ее», - сказал он тому, на ком я дольше всего задержала взгляд.

Мне было разрешено вернуться только в дальний конец зала.

«Еще одно замечание – и вылетишь вообще» - предупредил меня господин Алексейчик.

Продолжение:

Неловко, право... таких некрасивых фотографий на ФБ мне еще не приходилось публиковать. ))
[Spoiler (click to open)]

Семинар «Отцовство. Безотцовщина» доктора Александра Ефимовича Алесейчика, - продолжение.

На второй день семинара случается страшное: я опаздываю к началу. Это сопротивление, конечно: непросто выносить адресную агрессию группы, - но у меня много и объективных причин – сын на кухне задержал разговором, машина обледенела и пришлось долго отколупывать, маршрут выбрала неудачный – пробка на пробке... Мир суров, и кого это волнует. )

Опаздываю буквально на пару минут, делаю, сильно нагнувшись, шаг внутрь аудитории и тихо как мышь усаживаюсь на стул. Меня тут же поднимают и в качестве наказания велят полчаса стоять. Ок, мой косяк, как говорят мои дети, соглашаюсь молча.

Минут через десять в аудиторию входят еще две женщины, им велят стоять до конца этой части.

Стоим, учимся высокому терпению…

В группе происходит какой-то треш про деньги: возьми у того, одолжи тому, обменяй на это, я заплачу, но ты будешь должен в два раза больше… В какой-то момент он трясет перед носом у красивой девушки с тяжелыми проблемами в отношениях с отцом зажатыми в пальцах купюрами, предлагая их «заработать». «Я не понимаю», - говорит она.

Тогда он предлагает своей психиатрической медсестре показать пример. Та растерянно спрашивает: «Прямо здесь и сейчас?» - и вот уже униженно тянет из его рук купюры, смущенно бормоча слова благодарности. «Отец» находит ее «работу» недостаточно «стоящей» и из двух купюр отдает одну – меньшую. Становится невыносимо неловко за этого человека, со всей очевидностью вынужденного унижаться годами…

Я то и дело поглядываю на пожилую женщину, которой приходиться стоять так долго: она бледна, прислонилась к стеночке и держится за спину.

Смотрю на часы: мне уже можно сесть, а вот ей предстоит стоять еще 45 минут… Мне почему-то думается: а вдруг у нее вариакоз, - и я представляю, как сейчас лопаются и растекаются синяками вздутые вены на ее ногах.

Какой-то момент Александр Ефимович произносит слово «милосердие» и меня прорывает, - я поднимаю руку и тихо прошу проявить милосердие прямо сейчас – разрешить ей сесть: она бледна, она прислонилась к стеночке и держится за спину… Она перебивает меня и начинает на меня кричать: «Это я не прислонилась, это я от вас подальше встала, потому что вы – моя мама!!!»

Упс…- думаю я. Отличать расстройства такого рода по внешности я пока не научилась, а вот с таким внезапным переносом интересно было бы поработать…

Доктор немедленно разрешает женщине сесть за правильное поведение, мне же в очередной раз угрожает изгнанием, называет выразительно «вы-родком», «у-родом» и «порождением совка», утверждает, что неплохо бы, чтобы «здешние местные психиатры» поставили мне диагноз («што да чаго», сказала бы моя бабушка) – и велит стоять до конца этой части и всю следующую.

Вскоре у меня начинает болеть спина, я выбираю момент, когда аудитории предложено ответить на какой-то вопрос, отвечаю на него и говорю: «Я вынуждена предупредить, что когда мне станет слишком трудно стоять, я сяду на стул на пять минут». «Нет, - отвечает, - можешь выйти в коридор и полежать на кушеточке. Ишь… на человечность они рассчитывают»… «Александр Ефимович, - возражаю, - я не знаю ситуаций, в которых хоть что-нибудь оказалось бы более ценным, чем человечность».

Через какое-то время тихо-тихо присаживаюсь, но господин тиран немедленно это замечает и велит мне встать и выйти вон. «Я отдохну пять минут и встану». «Кто ее выведет?» - следует вопрос. Какой-то умник укладывает руку ко мне на плечо и больно сжимает его. «Убери руку, - говорю я ему».

Рядом со мной оказывается один из тех, кто работает в малой группе – ну, знаете, из породы «первых учеников». Он требует, чтобы я вышла. Я говорю ему не трогать меня руками, потому что здесь везде камеры, а у меня очень хрупкие сосуды и я точно буду «снимать побои», если он ко мне прикоснется. Про камеры – блеф, к сожалению, но в этот момент они на самом деле были бы крайне полезны. А вот про сосуды – правда. «Действуй в рамках закона, - подсказывает ему кто-то, - ты же юрист». Он кричит, что он не боится никаких камер, потому что у него дядя в КГБ работает, больно хватает меня за руку и вытаскивает из помещения.

«Действо» внутри продолжается без меня, я размышляю, что мне делать дальше. Обедаю вместе со всеми… и в процессе обеда с недоумением обнаруживаю, что несколько человек из тех, на здравую поддержку кого я рассчитывала – настроены против меня убежденно и решительно. Огорчаюсь, конечно.

В процессе размышлений понимаю, что не опробовала еще напоследок родную белорусскую партизанскую тактику сидеть тихо до времени и не высовываться вообще никак, решаюсь опробовать и возвращаюсь в помещение, стараясь остаться незамеченной. Но едва начинается процесс, человек, почему-то стоящий в дверях, униженно объявляет, что он не справился со своей ролью и «Люба оказалась внутри помещения»...

В малой группе в этот момент начинает развиваться какое-то значимое действо, и я замираю, в надежде, что про меня забудут, - но тщетно. «Сначала нужно вывести Любу», - говорит «доктор». Не без труда пробирается ко мне через ряды и ряды стульев «лично», обнимает плечи одной рукой и пытается увести силой.

«Нет», говорю.

«Сколько тебе заплатить, чтобы ты убралась отсюда?» - кричит высокий черноволосый добрый молодец, и достает из кошелька крупные денежные купюры, - 500 евро хватит?» А на перерыве сожалел, что не вправе избивать меня, - всплывает зачем-то у меня в памяти.

Внезапно рядом со мной оказывается моя «дочка» и начинает уговаривать меня уйти, потому что я мешаю процессу. «Отец» орет на нее, что вот ее-то сюда никто не завал, и что она заслуживает, чтобы ее оттаскали за волосы, - показывая при этом, как он с удовольствием сделал бы это – почему-то на коротко стриженном крепыше - и требует от нее что-то унизительное…

Надо же, мозг вычеркнул, что именно она должна была сделать, никак не могу вспомнить. Я отчаянно болею за нее, чтобы она сказала «нет». «Я в такие игры не играю» - говорит она с достоинством - и с позором (с победой, на самом деле, но у меня нет никакой возможности ей об этом сказать) - изгоняется из аудитории.

«Хорошо, - обращается ко мне деспот, - давайте вашими демократическими методами. Кто за то, чтобы Люба ушла? Кто за то, чтобы Люба осталась? Смотри, все против тебя».

В этот момент во мне происходит какой-то значимый «хрясь», и я сдаюсь. В этот момент мне трудно сообразить, что демократия здесь закончится, как только за моей спиной закроется дверь. В этот момент мне в принципе очень трудно соображать.

Меня выносят на руках несколько человек, очень бережно, признаться, выносят, но во мне много горечи и досады: как такое может быть, чтобы ни один из огромной аудитории меня не поддержал??? Как?????? Даже те, на кого я так рассчитывала!!!!!!!!!!

Кто-то зачем-то бежит вызывать охрану, - охранник приходит в том момент, когда рядом со мной еще стоят «выносители тела» (это такие символические похороны, что ли, были?) и зачем-то – психиатрическая медсестра...

Надеялись, что ли, что я им истерику закачу? Фигвам, господа представители карательной психиатрии, знаете, изба такая индейская… «Все в порядке», - говорю я охраннику.

Отпускаю обратно в зал свою «похоронную процессию», иду отдыхать, сначала на подоконник, потом в холл гостиницы, размышляю, что мне теперь со всем этим делать, понимаю, что еще несколько таких изгнаний, - и в этой аудитории в руках жестокого и циничного манипулятора останется абсолютно беспомощная и безответная группа людей, и многие выйдут оттуда с проломанными черепами и будут уверены, что настоящий мужчина – тот, кто может себе позволить безнаказанно бить и унижать женщин и мужчин – и должен безоговорочно и безотказно пресмыкаться перед властью.

Трешь внутри, между тем, продолжается какой-то неслабый: кто-то стоит в дверях, кто-то «патрулирует» коридор. Тюрьма, да и только. Интересно, думаю, для какого же такого «доброго дела» он обеспечил себе такую надежную охрану…

Решаю, что не стоит это, все же, так оставлять. Звоню мужу, советуюсь, он в свою очередь, советуется со «знающими людьми». «Нужно вызывать, конечно - но и у вас, ребята, могут быть проблемы», - уклончиво отвечают «знающие люди». «Надо наказывать», - решаем уже сообща. Прошу его приехать, побыть рядом, а то устала, и страшно, и голова сильно болит, – и через какое-то время вызываю милицию.

«Что произошло?» – спрашивают приехавшие на вызов молоденькие ребята.

«Какая-то тоталитарная секта под видом психологического семинара», - говорю, показывая синяки на руках. Советуюсь с ними, как написать заявления таким образом, чтобы ответственным за произошедшее был именно тренер, а не исполнители: «Ну, как у вас: чтобы ответственность нес в первую очередь тот, кто отдавал приказы». Они включаются в проблему, и формулировать помогают профессионально.

Самое поразительное, однако, случается в конце, когда милиция спускается в аудиторию и все как один участники семинара говорят, что я мешала работе группы...

И только моя изгнанная седая «дочка», - ей пришлось вернуться в помещение за чем-то забытым при изгнании, - обернувшись на мой оклик, говорит взволнованно и потеряно: «Я больше в этом не участвую».

И безумный такой абсолютно взгляд в свою пустоту… (((

Уезжаю подавленной конечно, - одна надежда, что когда дурман в воздухе аудитории развеется, - что-то будет иначе…

Заявление об оскорблении чести и достоинства подала, синяки на руках, ногах и груди подсчитаны, замеряны и учтены, - посмотрим, как работает в Беларуси в такой ситуации правоохранительная система.

Это еще и в ситуациях домашнего насилия чрезвычайно важно.

В общем, небезопасную новую профессию я себе выбрала, други...

Ссылки:
https://www.facebook.com/lbitno/posts/2732045886860116
https://www.facebook.com/story.php?story_fbid=2733399140058124&id=100001641956563


Еще один отзыв:

О психологическом и физическом насилии в психотерапевтических группах Алексейчика А. Е.

[Spoiler (click to open)]Давно думаю об очень тяжёлом для меня опыте. Тяжёлом и в личном плане, и в профессиональном. Решилась им поделиться, поскольку этот опыт касается не только профессионального дискурса с его этическими нормами, но и шире - любого социального опыта, где возможны насилие и манипуляция, где попираются общечеловеческие основания морали, человечности и здравомыслия. Может, кому-то мой опыт и размышления помогут распознать похожие тоталитарные, манипулятивные схемы в своих областях жизни и уберечь себя от разрушения.
В последнее время в моей ленте мелькает очень глубокомысленный текст про необыкновенно мудрого, экзистенциального , христианского и пр. пр. психотерапевта Алексейчика. Это очень известный "психолог", имеющий множество титулов, международных наград, "гуру" и сам "господь бог", у которого куча последователей и преданных учеников, разгадывающих его "великую тайну мастерства". Так вот. Никакой он не психотерапевт, а больной и страшный человек. Садист и манипулятор. 20 лет назад я попала на его "психотерапевтическую" группу. Сейчас могу точно сказать, что участие в его группе стало для меня самым гадким, самым болезненным, самым страшным в психологическом плане событием моей жизни! Когда в фб был флешмоб #янебоюсьсказать, я вспоминала именно этот опыт. Группа с первых минут была основана на авторитарном, шизоидном разрушении всяких оснований здравомыслия и человечности. Были объявлены свои, маразматические правила жизни в группе, которые надо было исполнять под страхом жестокого наказания. Например, опоздавшему надо было стоять сколько-то часов на ногах (там был какой-то индекс, определявший время наказания), кому-то просто так дарились деньги, кого-то он долго бил по голове. Подозреваю, что целью всего этого было полное зомбирование и подгонка всех участников под роли в его (алексейчика) придуманном сценарии. Я наивно вслух пыталась возражать и при этом ещё пытливо, как отличница, искала великий психотерапевтический смысл его деяний. В какой-то момент, когда одного из участников он бил по голове свёрнутым рулоном газет (звонко так), душа моя не выдержала, и я вышла из комнаты... Когда вернулась, была объявлена сатаной. А. трясся в гневе и кричал: "У нас что? В группе нет мужиков? Выломайте ей руки! Она же сатана!" А когда "мужики" нависли надо мной, он с восхищением их останавливал: " А может, не сатана! Она прекрасна, как Богоматерь"... Дальше был просто какой-то кошмар... Мои вещи вышвырнули, меня ударили... Был один мужчина, который тогда за меня заступился и сохранил здравомыслие - Борис Новодержкин. Один из 40-50-ти человек!
Как я тогда доползла до дома, не погибнув под машинами, как я металась по разным психологам, чтобы понять, что это было, как все они нежно и иронично улыбались "Ну-у! Это же Алексейчик..." и обязательно добавляли: "А зачем ты к нему пошла?"... И всё! Ни один психотерапевт (из известных и очень гуманистичных)) не назвал насилие насилием, не возложил ответственность за провокацию и манипуляцию на него, как ведущего группы, не посоветовал , куда можно обратиться за помощью! Потом я долго болела.... Если бы не моя чудесная, любимая семья, которая дала мне защиту и утешение, я бы, ей Богу, просто не выжила... И кстати, мой тогда 10-летний сын Алёшенька первый сказал: " Мамочка, давай-ка в суд на него подавать"... Я не знала, есть ли такие суды, и не чувствовала сил на это...
Что дал мне этот чудовищный опыт? Знание, что ЗЛО существует. Что люди слабы, и их легко запутать. Очень легко! Что прямое противостояние злу, на которое я тогда решилась, требует очень больших сил. Что надо уметь свои силы оценивать адекватно, иначе погибнешь.
В своей психотерапевтической практике у клиентов я стала за версту чувствовать опыт насилия, боль жертвы, её сомнения в своей невиновности. Я помогаю жертвам насилия называть своими словами садизм и жестокость, а главное, не искать этому НИКАКИХ оправданий.
Я поняла, как создаются и функционируют секты. Там, где разрушается общечеловеческая логика, нравственные основания, где рефреном повторяется "кто не с нами, тот враг", где создаётся миф, что здесь происходит нечто особенное и говорить об этом никому нельзя, - там секта. Где лидер группы приравнивает себя к Богу, которому что-то виднее, что-то позволительнее, чем простым смертным, который может нарушать нравственные и физические границы других людей, подвергать их мучительным испытаниям ради "великой цели", открытой только ему, там тоталитарная секта, там опасно для жизни! Бегите оттуда сразу и как можно дальше!!!
А алексейчика надо судить!

Ссылка:
https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=1491988200896981&id=100002574456146


Описание метода поклонником Алексейчика http://hpsy.ru/public/x2920.htm