ru_therapists (ru_therapists) wrote,
ru_therapists
ru_therapists

Categories:

Светлана Бронникова, отзыв бывшего клиента и сотрудника

Пишет Владимир Строганов:

Некоторое время назад я наткнулся на несколько постов в ФБ, в которых коллега, бывшая студентка и бывший клиент Светланы Бронниковой рассказали о своем печальном опыте взаимодействия с ней по некоторым проблемным ситуациям. Прочитанное в постах и комментариях побудило меня записать свою историю, потому что, благодаря авторам этих постов и комментаторам, я узнал, что у меня есть огромная семья.

Откровенно говоря, я слегка прибалдел от ее размеров.

Это будет невеселая, довольно нудная история без мата и приколов. Извините, мои дорогие.

====

Я познакомился со Светланой в конце 90-х, она еще жила в России. Я был ее клиентом в течение года и нескольких месяцев. У меня тогда хватало разных проблем, я много пил, резался, плохо понимал, как жить дальше, впереди, где у нормальных людей будущее, у меня была какая-то чернота.

Она сильно помогла мне тогда. Перед началом терапии я бросил пить, потихоньку перестал резаться и причинять себе другой вред. Началось обучение на другом факультете, стала налаживаться личная жизнь. Я задышал.

Года через полтора она уехала жить за границу, сначала в Бельгию. Мы поддерживали отношения по интернету, я с завидной регулярностью прибегал к ней со своими
психологическими затруднениями. Она не отказывала, помогала советом, что-то объясняла. Мы хорошо общались в течение нескольких лет.

Она была для меня очень дорогим, очень значимым человек, моей опорой.

В 2009 году провели несколько терапевтических встреч по очень важному для меня вопросу и снова - почти магическим образом - она мне помогла.

Общение продолжалось. В 2013 или 2014 году, я не помню точно, она пригласила меня помогать организовывать ее терапевтические группы, посвященные освоению навыков
интуитивного питания. Предложение я принял, мы более или менее нормально взаимодействовали, пока эти группы работали.

Тогда прозвенел первый тревожный звоночек.

[читать дальше]Группы проводились онлайн и перед началом занятий участники должны были протестировать свою аппаратуру, микрофоны и наушники, а также программу, в которой мы работали. Эти коротенькие встречи проводил я. И вот некая женщина зашла в программу и мы начали с ней работать. Быстро все проверили, звук, картинку, проходят ли сообщения в чат, и я перешел к следующему клиенту. А вечером Светлана получает от нее письмо, в котором женщина подробно рассказывает о том, какой странный у нее помощник, как он странно выглядит, странно говорит и находится в каком-то странном помещении. В общем, ей не понравилось решительно все, и она подумала, что будет хорошей идеей пожаловаться
Бронниковой.

Тогда я впервые увидел, как Бронникова может обращаться с живым человеком, который по сути никакого вреда никому не причинил. Она написала ей длинное письмо, копию которого
получил я. Не буду цитировать, но письмо было написано в очень грубой и оскорбительной форме. Основным содержанием письма были серьезные сомнения Бронниковой в интеллектуальной полноценности этой женщины. Я поинтересовался, не перебор ли это. "Вы же мой сотрудник, я должна вас
защищать", - ответила она. (Надо сказать, что никто мне такого раньше не говорил. Я понятия не имел, что услышать такое хотя бы раз в жизни - это счастье.) Но та женщина,
получив письмо, надолго слегла с обострением своих душевных и телесных симптомов, о чем я спустя какое-то время прочел в ее блоге. В такой защите я не нуждался.

Мы стали общаться теснее, пока проводились группы. Мне было интересно интуитивное питание, я читал ЖЖ Светланы, ее страничку в Фейсбуке. Все чаще я обращал внимание на ее
грубые комментарии, не очень понимал, как к этому относиться, но меня это пока еще не касалось.

Осенью 2014 года Светлана открыла свой центр и предложила мне работать там администратором.

Я очень серьезно отнесся к этому предложению. Мне понравилась команда, понравилась миссия центра и я решил, что попробую, хотя изначальные условия были не очень привлекательные. Но у меня тогда все время были какие-то проблемы с долгой работой на одном месте и я решил, что раз руководитель центра мой хороший знакомый, раз собралась такая команда, раз у центра такая миссия, то я сделаю все, что смогу, для того, чтобы работать хорошо и долго. Такое у меня было отношение к этой работе практически до самого конца.

В самом начале тревожный звоночек прозвенел уже для меня.

Дело в том, что в первое время работы центра не существовало ни одной должностной инструкции, ни одного протокола или алгоритма, касающегося процесса администрирования. Все делалось с нуля, на коленке, допиливалось по месту применения. И вот в отсутствие внятных инструкций, что и как нужно делать, я получил на ящик центра письмо с резюме психолога из Санкт-Петербурга. "Филиалом" центра в Санкт-Петербурге заведовал Влад Бухтояров, поэтому я переправил письмо ему. Это было ошибкой с моей стороны, я должен был отправить письмо Бронниковой, а она, в случае, если кандидатура была ей интересна, должна была переслать резюме Владу для проведения собеседования. Но я не знал, каков порядок действий в этом случае. Казалось бы, никаких последствий моя ошибка не имела, письмо все равно попало к Бронниковой, а собеседования непроверенному специалисту назначено не было. Человеку, которой искренне собирался работать в центре добросовестно, как мне кажется, достаточно было сказать, что порядок действий иной. Алгоритмы, которые определялись по ходу работы, я, конечно, протоколировал, без этого работа была невозможна.

Реакция Бронниковой мне запомнилась очень хорошо. Для меня ее реакция была шоком. Хорошо помню, как у меня подкосились ноги и я осел в кресло. Если б на меня родная мать накинулась с топором, это произвело бы на меня меньшее впечатление. Оказалось, что, отправив письмо не ей, а Владу, я совершил грубейшее нарушение субординации, ведшее к необратимым последствиям. Да, с одной стороны, та безобразная сцена, которую она устроила, обвинения, которые она выдвинула, были совершенно неадекватны, я это понимал, с другой - я чувствовал себя, наверное, самым никчемным человеком на земле, совершившем такую ужасную ошибку, что поставил под угрозу весь проект. Мне понадобилось полночи, чтобы склеить себя обратно и вернуться к работе на следующий день.

Эта ситуация была моделью наших дальнейших отношений, за исключением того, что поначалу между вспышками ее гнева я все-таки считался ею неплохим сотрудником, но со временем она стала целенаправленно создавать у меня впечатление, что я стал постоянно ошибаться в работе и сделался ни на что не годен. Недавно я узнал, что это называется красивым английским словом "газлайтинг". Фраза о том, что я наношу центру колоссальный финансовый и репутационный ущерб, в разных вариациях со временем стала повторяться регулярно.

Я не был единственным человеком, которому доставалось. Как-то я стал свидетелем, как унижению подвергалась вся команда терапевтов. В центре регулярно проводились онлайн собрания сотрудников, были общие собрания, были встречи терапевтов. И вот в конце одного из этих собраний терапевтического отдела сотрудники с точки зрения Бронниковой как-то недостаточно вежливо попрощались и покинули встречу. На ближайшем общем собрании Бронникова устроила им такую выволочку, какой я не видел со времен советской школы. Пунцовая (а у меня еще монитор добавлял мадженты) Бронникова требовала от каждого персонально объяснения своего поведения, и взрослые уважаемые люди, как дети, оправдывались перед ней.

Сотрудницы административного отдела от Бронниковой рыдали в буквальном смысле. В первый же день работы помощницы коммерческого директора Бронникова довела ее до слез, я звонил, пытался успокоить, объяснял, что у нас, к сожалению, так заведено, и других руководителей нам не завозили. Из-за неспособности Бронниковой разобраться, прежде чем устраивать сцены, ее манеры рубить с плеча было боязно обращаться к ней по поводу нештатных ситуаций, если причиной был живой человек. Бронникова как руководитель - это, извините, как то самое млекопитающее с гранатой: никто не знал, где, когда и по какому поводу рванет.

Поводы находились. Как-то я поехал за дочерью. Раз в неделю, и это было всем известно, я был вынужден спускаться в метро, чтобы привезти дочь к себе. В остальное время я старался не отходить от компьютера и не оказываться вне зоны действия сети. Мы с дочкой выбрались из толпы на улицу и тут я слышу звонок. Снимаю трубку, на меня начинает кричать коммерческий директор. Мол, по какой-растакой причине я не подхожу к телефону. Я говорю, ты же знаешь, что раз в неделю я езжу за дочкой и езжу на метро. "Мы поставили на продвижение рекламу по набору в группу, почему ты не походишь к телефону?", - продолжает кричать коммерческий директор. Я говорю, что я с ребенком в толпе и даже если б слышал, трубку бы не снял. У меня, простите, руки другим заняты, я везу ребенка по московскому метро в час пик. Такой же скандал мне устроила Бронникова. Снова я нанес центру колоссальный репутационный и финансовый ущерб. Я так и не смог понять, почему о продвижении нельзя было предупредить. Я бы просто никуда не поехал, сидел бы и принимал звонки, это не было проблемой.

Знаете, сколько звонков в центр было сделано в результате этого продвижения? Ноль.

Но вот (наконец-то!) настал тот день, когда я сам был уверен, что в результате своей ошибки выставил центр на деньги и репутацию.

Накануне первого занятия в одной из групп я, как это полагалось, отправил участникам письмо-приглашение с необходимой информацией. Куда и когда приезжать, что брать с собой, сколько это стоит и так далее. На следующей день, когда группа должна была начаться, позвонила коммерческий директор и сказала, что терапевт ждет в кабинете, а никого нет. Я начинаю усиленно думать, перечитывать отправленное накануне письмо и вижу, что в теме письма, я указал то ли неправильную дату, то ли время. В самом письме все правильно, а в теме - нет. И меня прошиб холодный пот. Я понял, что вот теперь я действительно совершил ошибку, у которой будут последствия. У меня началась паника, я был уверен, что если я получаю такие выволочки, извините, за всякую ерунду, то за это меня просто уничтожат.

Хорошо, что мысль на этом не остановилась. День и время группы определялись изначально, конкретная дата начала, связанная с окончанием набора участников, тоже становилась известна заранее. Почему же ни один человек, увидев неправильную дату (или время), не написал и не попросил уточнить?

Я сказал коммерческому директору, что это очень странная ситуация, давай хотя бы немного подождем, прежде чем сообщать Бронниковой. Но коммерческий директор хоть и пообещала подождать, не удержалась. Начался грандиозный скандал. Тут проявляется терапевт и говорит, что все в порядке, все сильно опоздали, но пришли.

Оказалось, что станции метро, рядом с которой находился кабинет, в этот день была закрыта на ремонт. Клиенты шли от соседних. Терапевт этого не знала, потому что ездила на машине, я этого не знал, потому что в основном сидел дома в обнимку с телефоном и в метро бывал нечасто. В общем, как говорится, shit happens.

Скандал на этом не закончился, коммерческий директор получила по голове за преждевременную панику, терапевту тоже за что-то досталось, все страшно переругались. Итогом стало то, что Бронникова предложила дать мне премию 5000 рублей. Но это даже уже не было смешно.

Не остались без внимания Бронниковой и мои друзья. Мой боевой товарищ, Дина Хитрова как-то высказалась на моей (!) страничке в ФБ не в поддержку идей интуитивного
питания. "Дина, вам бы таблеточек попить... Вам нужна помощь, я подозреваю, что лечение нейролептиками... Ведь это так просто - дойти до психиатра, начать принимать препараты". Это такая классика от Бронниковой: диагнозы по фотографии в профиле и "назначение" сильнодействующих препаратов. Основным показанием для назначений было инакомыслие. Бронникова считала себя человеком европейских ценностей.

Я потом извинялся перед Диной за эту ситуацию, говорил, что очень хотел бы потребовать от Бронниковой, чтобы она прекратила свои оскорбления и извинилась, но если я так поступлю, то меня вероятнее всего уволят. "Володя, это зло под маскою добра", - сказала мне Дина. Мне было очень стыдно перед своим боевым товарищем, что я оказался
трусоват.

Я хочу добавить еще пару мелких штрихов к ее портрету. Бронникова известна своим очень трепетным отношениям к своим авторским правам. Она действительно панически боиться, что ее идеи и наработки будут украдены, и она ничего не сможет заработать. К сожалению, забота о собственных правах не всегда связана с соблюдением чужих. Однажды она выложила у себя в ЖЖ чужую книгу на английском языке, то ли по интуитивному питанию, то ли по каким-то смежным вопросам. Ей на это указали, ссылку пришлось убрать, но я получил от нее распоряжение, что когда желающие обратятся ко мне по электронной почте, выслать ссылку на книгу.

Точно так же трепетно Бронникова относится к профессиональным стандартам. Но это не помешало ей предложить руководству какого-то онкоцентра услуги своих сотрудников по оказанию паллиативной помощи при болевом синдроме по методике MBSR. Сотрудники на тот момент отзанимались по этой методике порядка шести (!) часов. От ее услуг в этом онкоцентре, разумеется, вежливо отказались, чем вызвали ее саркастические комментарии.

В 2015 году Бронникова узнала, что в сети есть форум ее хейтеров. Ныне это восьмидесятистраничный тред, который продолжает пополняться. Она была шокирована этой новостью, в ее голове не укладывалось, как такое могло произойти. Я и другие сотрудники не понимали, а на какую реакцию она рассчитывала, ведя себя с людьми подобным образом?

День рождения центра мы отмечали в каком-то ресторане. Мы с Бронниковой сидели на соседних стульях. Народ общался и веселился, Бронникова была в хорошем расположении духа, шутила, смеялась, параллельно что-то писала в своем телефоне. Я посмотрел на экран: это был один из ее отвратительных комментариев, который, как мне казалось, можно написать только хорошенько разозлившись. Я окончательно уверился в том, что происходит что-то ненормальное и это не изменится.

Почему я все это терпел и не увольнялся? Ну первой причиной были деньги, которые мне были нужны, а вторая причина - это то, что у меня получалось делать эту работу. Это было для меня важно. Я не говорю, что я был какой-то очень хороший работник, но поскольку претензии со стороны Бронниковой возникали регулярно, я стал спрашивать у некоторых коллег, может быть, я что-то делаю не так, не справляюсь в целом? Но я не помню ни одного ответа, чтобы мне сказали, да, Володь, действительно ты справляешься плохо. Очень хорошо помню, что мне сказала коммерческий директор в ответ на этот вопрос: "Я не понимаю, почему она так к тебе относится". Я, еще раз повторюсь, ни к одной своей продолжительной работе я не относился так серьезно и старался работать хорошо.

Для меня более важным вопросом является не то, почему я не уволился, а почему не уволили меня. Если я был таким плохим работником, как она говорила, почему она сама не избавилась от такого балласта, а вместо этого подвергала систематическим унижениям все время, пока я работал?

С какого-то момента к обычным претензиям добавились элементы газлайтинга. Спокойным, даже сочувственным тоном, в противовес обычным сценам мне сообщалось, что я что-то уж совсем часто стал ошибаться. Чтобы защитить себя и не потерять контакт с реальностью, я стал записывать все факапы сотрудников центра, которые становились мне известны. В каком-то разговоре, когда она снова попыталась меня обвинить в несуществующем, я сказал ей, что, извините, я записываю ошибки и промахи сотрудников и точно знаю, что я, во-первых, не стал работать хуже, а во-вторых, по количеству ошибок и косяков я далеко не на первом месте. Ее это разозлило, она мне сказала, что "мы еще вернемся к вашей милой привычке записывать такие вещи".

На самом деле я стал работать хуже, вернее, мне стало тяжелее справляться со своими обязанностями. Я работал с одним выходным, рабочий день не был нормирован, я старался не отходить от компьютера, мобильный телефон центра я брал с собой в душ и туалет. Я старался не спускаться в метро, чтобы не пропустить звонок. В этом не было чего-то непосильного, но когда к этой работе добавилась необходимость тратить массу времени и сил на то, чтобы вернуть себе самоуважение, а я нуждался в том, чтобы доказать себе, что могу справиться с этой работой, вот тут мне стало действительно трудно. Мою жизнь составляло мое рабочее время и свободное время, которое я тратил на мысленные разговоры с Бронниковой, попытки оправдаться и попытки собрать себя к следующему дню во что-то работоспособное.

Была еще одна причина, по которой у меня не получалось просто взять и уйти. Несмотря на отношение Бронниковой ко мне, она оставалась для меня дорогой и близкой. Я
воспринимал ее как человека, который не понимает, что делает в отношениях с другими людьми. Из чувства благодарности за ее помощь я считал своим долгом быть с ней рядом. Я понимал, что своим поведением она накликает на себя какую-то беду. Я верил в то, что если буду рядом, то смогу ее каким-то образом защитить. В момент своего увольнения среди всех чувств, которые я испытывал, было ощущение, что я ее предаю.

Завершающим аккордом всей этой истории она изменила схему оплаты моего труда, я по не очень понятным причинам стал получать меньше, при этом количество рабочих обязанностей у меня только выросло. Нервы были вымотаны окончательно, после очередного скандала я свалился с температурой, несколько дней обещал вернуться к своим рабочим обязанностям, собирался с духом и в итоге сказал, что увольняюсь.

Что-то вы, Володя, совсем ухудшились, сказала мне Бронникова на прощание, вам бы попить таблеточек. Под таблеточками Бронникова, как я уже писал, в таких случаях понимала нейролептики. Я порекомендовал ей в ответ прекратить ставить диагнозы по интернету, бо смешно выглядит, и отправил ее в бан. На этом наше общение было закончено.

Уходя из центра, я тихонечко прикрыл за собой дверь и нигде не стал рассказывать о том, с чем мне довелось столкнуться. Я в какой-то степени чувствовал себя изгоем, мне было одиноко в моем положении и я не находил в себе ни сил, ни смелости написать об этом и выложить на всеобщее обозрение. С другой стороны, я ощущал, что в работе центре есть мой, пускай небольшой, вклад, и мне не хотелось писать что-то нехорошее, что могло повредить центру и тем, кто там оставался работать. Я хотел оставить все это в прошлом и больше об этом периоде своей жизни не вспоминать.

Через два или три месяца у меня начались проблемы со сном. Я стал просыпаться уставшим, как будто меня то ли били всю ночь, то ли я выполнял какую-то тяжелую работу. Это происходит на протяжении уже почти четырех лет. Пока не очень получается себе помочь, хотя я по-прежнему ищу способы это сделать. Видимо, эта история меня просто так не отпускает.

Почему я все-таки пишу об этом. Некоторое время назад мне попались несколько постов в Фейсбуке, где коллега, бывший клиент и бывшая студентка Бронниковой рассказали о своем травматичном опыте общения с нею. Насколько узнаваемо было то, что в них было описано. Под этими постами в общей сложности было несколько сотен комментариев, бОльшую часть которых я просмотрел. Удивительно было то, что мне не попалось ни одного комментария в поддержку Бронниковой, зато комментариев вида "у меня такой же опыт общения с Бронниковой, я вам сочувствую" - было очень много.

Видимо, пока все не слишком распространялись о том, что происходит, в частности, молчали бывшие терапевты центра, молчали коллеги, клиенты, безумная женщина ходила по Фейсбуку и ЖЖ, оскорбляла, унижала и морально насиловала тех, кто оказывался ей не мил, и счет пострадавшим идет чуть ли не на десятки.

В ответ Бронникова написала пост, где сравнила себя с Христом, а сотрудники написали открытое письмо, где на основании перечисления заслуг, достижений и регалий лично Бронниковой и центра под ее руководством, просили поддержки у психологических ассоциаций и обществ. По сути они просили эти ассоциации закрыть глаза на те обстоятельства, что шлейф этих скандалов тянется за Бронниковой многие годы, что количество людей, пострадавших от общения с нею, велико, что ее соратники не из числа сотрудников центра осознают, что не бывает такого дыма без огня, и что паршивая овца портит все стадо.

Другим доводом в защиту Бронниковой было то, что, де, серьезность обвинений, которые Бронникова предъявляла в прошлом авторам этих постов, должна оправдать стиль ее общения, от которого люди впадают в невротические состояния. Надеюсь, я показал на примерах, что серьезность обвинений здесь ни при чем, стиль есть стиль, он проявляется даже там, где ничего серьезного не происходит.

Это письмо - некоторое лукавство, сотрудники центра, по крайне мере часть, конечно, понимают действительную причину скандалов, и кто является главным источником
репутационного ущерба центру. Но удержать свою Чудо-женщину от глупостей они не в силах.

Я не знаю, что кроется за ее поведением: какое-то душевное нездоровье, дурное воспитание или умысел, но я как человек, который на своем опыте знает, как это - впасть в немилость Бронниковой, хочу, чтобы этому ее дворовому поведению был положен предел. Я на собственном опыте подтверждаю, что эта женщина способна на моральную жестокость по отношению к вам даже если вы "свой", даже если вы сторонник ее взглядов, даже если вы ее сотрудник или клиент. Я отправлю свой рассказ в психологические ассоциации и общество, куда было отправлено открытое письмо, и попрошу комментариев. Предлагаю всем, кто пострадал, не стесняться и тоже обращаться за разъяснениями.

Почта Этического комитета Российского психологического общества: ethics@psyrus.ru
Почта Ассоциации когнитивно-поведенческой психотерапии: info@associationcbt.ru
Почта Ассоциации когнитивно-бихевиоральных терапевтов: info@russian-cbt.ru

(Поправьте, кто разбирается, если это какие-то не те ассоциации.)

У нас есть традиция, по которой за что-то хорошее, готовы простить и закрыть глаза на все плохое. Я считаю, это очень плохая традиция. За хорошее - спасибо, но за плохое
нужно отвечать. Оправдывать Бронникову ее заслугами - все равно, что оправдывать талантливого педагога, который хоть и ведет детей к свету знания, но в промежутках считает
нормальным потрогать кого-нибудь из своих подопечных за гульфик. Я не понимаю, почему это нужно терпеть. На дворе 21-й век, каким бы талантом ты ни был, тебе найдется
замена из числа приличных людей.

Как говорил А.С. Пушкин, намазывая масло на багет и обращаясь к Бертолуччи: "Гений и злодейство - две вещи несовместные, сучок ты эдакий".

P.S. Я раздумывал о том, писать ли об эффективности центра или ограничиться личными воспоминаниями об общении с Бронниковой. Мне есть что сказать по этому поводу, поскольку
я работал в центре и во время и после работы общался с бывшими клиентами. Я бы не стал об этом писать, если бы не открытое письмо. Меня в относительно недавнем времени
спрашивали о том, стоит ли обращаться в центр. Тогда я не очень хотел вдаваться в подробности и что-то мямлил в ответ. Сейчас я бы дал очевидную рекомендацию, про суть
которой, как мне кажется, забывают некоторые люди, введенные в заблуждение рекламой центра. Агрессивные рекламные заявления центра о самом себе - не являются гарантией
успешного вложения ваших средств. Да, без специалиста иногда не обойтись. Но не относитесь к занятиям в центре как к волшебной пилюле, которая избавит вас от ваших проблем
за ваши деньги. Контролируйте свои средства, спрашивайте, что вы получите, если не получите ничего. Потому что так бывает.

С учетом всего вышесказанного я бы сейчас скорее посоветовал поискать других специалистов по РПП, которые совершенно точно существуют, нежели чем поддерживать детище
Бронниковой и ее саму. Но это мое личное мнение и отношение.

Ссылки на посты:

1) Евгения Дашкова
https://www.facebook.com/dashkofa/posts/3294332067304760

2) Евгения Меглинская
https://www.facebook.com/meglinskaya/posts/2978005862234011

3) Вероника Коростелева
https://www.facebook.com/veronica.korosteleva/posts/2572667082840896
https://www.facebook.com/veronica.korosteleva/posts/2572676212839983

4) Константин Ефимов
https://www.facebook.com/teplorod/posts/10156249129357757
Tags: Светлана Бронникова, отрицательный отзыв, расстройства пищевого поведения (РПП)
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments