March 7th, 2019

Бабиевская Елена - не рекомендую

ФИО: Бабиевская Елена Кирилловна
Город: Москва
Год: 2013-2016
Подход: клиент-центрированный подход
Вид терапии: индивидуальная
Тип терапии: очная
Продолжительность: примерно 3 года
Запрос: разобрать прошлую травмирующую ситуацию
Запрос не был успешно проработан.
Это моя не первая терапия

Отзыв:

В своей работе Елена использует три основных приема.
Прием №1 – пристально смотреть на клиента, не произнося при этом ни слова.
Пример:
Начало сессии.
Елена: молчит, неотрывно смотрит в глаза.
Я: У меня вопрос/запрос такой-то.
Елена: молчит, неотрывно смотрит в глаза.
Я: Мои ощущения по данной ситуации такие-то, но все равно я чувствую, что чего-то не хватает.
Елена: молчит, неотрывно смотрит в глаза.
Я: В общем, эта ситуация доставляет мне такие-то и такие-то неудобства и беспокойства, но как все это разрешить, мне неясно.
Елена: молчит, неотрывно смотрит в глаза.
Прием №2 – глубоко погрузившись в раздумья, неожиданно выйти из них, отреагировав на некое триггер-слово в речи клиента. Как правило, высказываемое не имеет связи с контекстом беседы, хотя и содержит упоминаемые в речи клиента слова.
Пример:
Я: У нас на работе иногда случаются авралы, а иногда все спокойно.
Елена: Но ведь работа должна не только обеспечивать материально, но и приносить удовлетворение.
Прием №3 – подвергает сомнению любое высказывание клиента.
Пример:
Я: Я считаю, что кошки лучше собак.
Елена: А вот собаки, например, более лояльны к человеку, чем кошки.
Через неделю:
Я: Я считаю, что собаки лучше кошек.
Елена: Но ведь кошки создают в доме уют, а от собак много переполоха.
Через неделю:
Я: Вообще-то, и кошки, и собаки одинаково хороши.
Елена: Ну, наверняка можно подумать, и все-таки выбрать то животное, которое больше нравится.
(Все примеры умозрительны и приведены для того, чтобы продемонстрировать логику ведения беседы).
Ну, и по мелочи:
- предпочитает не здороваться;
- не реагирует на слова “нет”, “не буду”, “не хочу” и т.п.
- не отвечает на вопросы о том, в чем заключается сущность процесса терапии, роли и функции клиента и терапевта и подобные;
- забывает содержание предыдущих сессий, ключевые моменты истории клиента;
- интерпретации Елены имеют тенденцию к примитивизации мотивов, представлений и ожиданий клиента. Попытки опровержения подобных интерпретаций не находят понимания;
- Елене не чужды универсальные отмазки типа: “я человек и тоже ошибаюсь”, “не умею читать мысли”, “я не гипнотезер”, “я не ваша мама”, “на самом деле вам нужна не терапия” и прочие;
- имеет странную привычку: дождавшись, когда клиент почти что возьмется за дверную ручку чтобы открыть дверь и выйти из кабинета, неожиданно протянуть руку и открыть дверь самой, почти что выхватив эту пресловутую ручку из рук. Наверное, это такая провокационная терапия от Елены.
Результатом моего участия во всей этой психологической фантасмагории стало обострение чувствительности к вполне обыденным внешним раздражителям, например, лаю собак, громкому разговору или звуку проезжающей мимо машины. Также, я стала чрезмерно плаксива. Когда я сказала об этом Елене, она воспользовалась Приемом №1.
Я не могу назвать Елену вредоносным терапевтом, скорее бесполезным или неэффективным: бессвязное и бессистемное нагромождение вышеупомянутых приемов и интерпретаций вызывало у меня, по большей части, недоумение и раздражение, каковые Елена традиционно игнорировала.