Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

Как отправить отзыв

Этот журнал создан для публикации отзывов о терапевтах. Смотритель журнала - transurfer.

Чтобы отправить свой отзыв, заполните этот формуляр и разместите его в комментарии к этой записи. Комментарии скринятся, то есть, после отправки комментарий будет виден только мне. Каждый отзыв будет оформлен отдельным постом.

Если вы не уверены, были ли в вашей терапии нарушения, посмотрите эти посты:
- Что в терапии не является терапией
- Что такое терапевтический сеттинг и какие бывают нарушения
- Признаки, что вам надо менять терапевта
- Злоупотребления в психотерапии


Формуляр отзыва:


Заголовок: ФИО - рекомендую/не рекомендую

Информация о терапевте:

ФИО:
Город:
Год, когда вы проходили у нее терапию:
Подход, в котором работает этот терапевт:
Вид терапии: (групповая, парная или индивидуальная)
Тип терапии: (очно, по скайпу, по телефону, письменно, другой)
Продолжительность терапии:
Запрос, с которым вы пришли*: (например, депрессия, треовжность, отношения с родителями, романтические отношения, поиск себя и так далее)
Запрос* (был успешно проработан, не был успешно проработан)
Это ваша (первая терапия, не первая терапия)

Отзыв: (опишите свой опыт и добавьте конкретные примеры)

Ссылки:
(ссылки на жж/соцстраницу/сайт терапевта, ее публикации в сети, обсуждения ее работы в сети)


*информацию про запрос можно дать общего плана (депрессия, тревожность, низкая самооценка и так далее) или более подробно (отношения с мужем, трудности воспитания ребенка, негативные отношения с начальником и так далее). Это на ваше усмотрение.

В комментариях к отзывам можно задавать уточняющие вопросы. Комментарии не по теме не будут расскриниваться. Если вы проходили терапию у того же терапевта, напишите отдельный отзыв.

Погонина Елена Евгеньевна - не рекомендую

ФИО: Погонина Елена Евгеньевна
Город: Новокузнецк
Год: ориентировочно 2009-2014
Подход: гештальт
Вид терапии: индивидуальная и групповая
Тип терапии: очно
Продолжительность терапии: более 5 лет
Запрос: фобия, в процессе работы вылезли другие темы, постепенно все перешло в традиционную долгосрочную терапию с целью улучшить качество жизни, но первоначальный запрос актуальности не утратил, и я к нему возвращалась

Запрос не был успешно проработан
Это моя не первая терапия

Отзыв


Елена была третьим терапевтом, к которому я обратилась со своей проблемой. По сравнению с двумя предыдущими специалистами она произвела очень благоприятное впечатление. Была тактичной и терпеливой, давала мне много места в терапии, я оттаяла, и вместо первоначального запроса мы начали прорабатывать вещи, ставшие на тот момент более актуальными – про чувства, про умение с ними обращаться и пр. Медовый месяц продолжался около года. Если не заглядывать дальше, а ограничиться этим периодом – я полностью соглашусь с положительными отзывами, прочитанными на сайте В17. Бережный, тонко чувствующий терапевт, который помогает выбраться клиенту из ямы. Это – поверхностный уровень, на котором Елена компетентна как специалист в рамках взятой на себя роли. На этом мне и нужно было завершиться, если я хотела получить пользу от терапии.

Но это было невозможно. Я начала всерьез доверять Елене, через год развился перенос, и мы ступили на почву проработки детско-родительских отношений. На этом поле я с ней категорически не рекомендую работать, потому что здесь ее компетентность заканчивается, роль терапевта завершается и начинается роль идеальной мамы. Елена теряет профессиональную позицию и переходит в позицию формирования контрпереноса, сводя терапию к рамкам своих детско-родительских отношений вместо того, чтобы разбирать чужие. Дальше ситуацию анализировать некому. В терапии оказываются два ребенка со своими историями и травмами, но один из них обладает властью родительской фигуры и специалиста, поэтому история развивается по его сценарию.

Границы

Поплыли границы. Сначала мы перешли на «ты», потом начали работать не только в студии, но и у нее дома, вместе съездили на тренинг в другой город, ходили загорать и в кафе. Я раздавала ее визитки, одновременно работала с ней в личной и групповой терапии. Иногда она сама проявляла инициативу в нарушении границ, иногда предварительно делилась сомнениями со мной, а потом принимала решение как будто после моего одобрения (которое заранее предполагалось с учетом подачи информации), что выглядит вдвойне неправильно и нечестно.

Терапевт, который не соблюдает границы – уже плохо. Терапевт, который перекладывает ответственность на клиента путем: «я его предупредил – он сам так решил» - плохо вдвойне, потому что он не просто нарушил правила, но и заранее подстраховался: «если что – это не я виноват, это клиент виноват». К концу терапии было совсем непонятно, какие у нас отношения – дружеские или терапевтические, хотя деньги за терапию она брать продолжала, более того – дважды повышала цену, предварительно простимулировав меня убедить ее, что она крутой терапевт и того стоит (еще один пример перекладывания ответственности).

Процесс терапии

[читать дальше]Внутри терапии становилось все меньше меня и все больше Елены. Я знала очень много про ее личную жизнь и семью, включая не только ее саму, мужа и детей, но даже родителей мужа. Информация преподносилась в гештальтистких рамках раскрытия терапевта как человека, но зачастую имела хорошо просматривающуюся цель. Целей было две. Первая – Елена делилась, чтобы получить мою поддержку. Вторая – Елена делилась, чтобы не дать поддержки мне. Мне она отказывала в поддержке, когда я пыталась поближе подобраться к своим проблемам. Иногда с личными примерами, по принципу: «разве у тебя проблемы – вот у нас проблемы, и то мы держимся». Как будто конкурировала со мной за место главного страдальца. Иногда – с примерами других клиентов или просто знакомых. В любом случае я вместо проработки своих тем получала ощущение, что я мелочная, неадекватная, незаконно претендующая на сочувствие. Мне было стыдно и неудобно. Хотелось сделаться меньше и быть благодарной этой великодушной женщине, которая продолжает со мной возиться, несмотря на мою дефективность.

Я также не получала поддержки в личностно важных для меня начинаниях и достижениях. Когда я делилась важными для себя вещами – было ощущение, как будто я делаю что-то не то. Неправильное, неважное, не то, что нужно «маме». Темы, которые я активно хотела обсуждать, Елена не поддерживала. Иногда замолкала, иногда резюмировала так, что продолжать было неуместно. Наличие у меня депрессии на момент прихода к ней отрицала. Что такое алекситимия – не знала, пришлось рассказывать, но безуспешно, с алекситимией она тоже не согласилась. Постоянно отпускала домой в разобранном состоянии с классическим напутствием «поживи с этим», хотя я говорила, что не справляюсь, теряю способность регулировать свое состояние, и это негативно влияет на качество моей жизни.

Я уже 5 лет в другой терапии. По опыту могу сказать – все вопросы, которые я настойчиво поднимала с Еленой, все «неправильные» способы разбора собственного психического материала и прочее, в чем мне было отказано, всплыли опять и оказались самыми важными. Точками, через которые начинался разбор ключевых тем и проработка самых серьезных травм. Я еще в период работы с Еленой точно, пусть и интуитивно знала, куда мне надо. И добралась бы туда на 5 лет раньше, если бы Елена постоянно не сворачивала меня с пути, реализуя какой-то свой план, который мне был не нужен, потому что был не про меня.

Я неоднократно пыталась донести до Елены, что меня не устраивает эффективность терапии в целом и что мы не прорабатываем мой основной запрос (фобию). Про фобию она забывала, когда я напоминала – переходила к этой теме с неохотой, как к чему-то неважному, отвлекающему от основного процесса. Когда я выражала недовольство – реагировала так, что я чувствовала, как раню ее, что я плохая, виноватая в боли другого человека. Когда пыталась уйти – получала сигналы о том, как ей больно, и опять оказывалась виноватой. Чем сильнее я пыталась вырваться из этих отношений – тем хуже все становилось. Я сдавалась, мы заходили на новый круг и так без конца.

Группа

В группе поначалу было неплохо (хотя на момент прихода туда от меня прежней уже мало что осталось), потом, когда я пошла учиться гештальту и начала более активно вырываться из нашей связи, уже явно ощущающейся как непосильная обуза, Елена стала практиковать тактику приближения-отдаления. Я из любимца превращалась в изгоя и обратно. Меня то хвалили и выделяли, то не слушали, давили и меряли отдельными несправедливыми мерками. Я была дезориентирована. В период очередного минуса Елена поставила меня в неудобное положение перед всей группой, продемонстрировав: «твое мнение и переживания ничего не значат, потому что я так решила». Это была точка невозврата.

Завершение

На следующую индивидуальную сессию я пришла с твердым намерением выяснить и закончить отношения. В ответ на претензии получила: «я думала, уж ты-то меня поймешь» (опять я виновата, не так поняла) с последующим выходом Елены из профессиональной позиции. Оставшуюся часть сессии она рассказывала мне о своих бедах, а я слушала, жалела и сочувствовала, потому что оказалась в таком положении, что если не проявить эмпатию – будешь последней сволочью. Деньги за эту сессию она, правда, не взяла.

На этом бы все и закончилось, если бы мне не нужно было получить ее разрешение на терапию с другим терапевтом из той же студии. Пришлось договариваться еще об одной сессии. Тут я уже сказала «обсуждать нечего, ты в контрпереносе, я с тобой работать не буду». Контрперенос она отрицала, но на мою терапию с другим терапевтом неожиданно согласилась, хотя до этого говорила, что не согласится. Правильно согласилась. После предыдущей сессии я чувствовала, что меня в очередной раз обвели вокруг пальца (она и раньше делилась, но ничего подобного не было за все годы терапии – и случилось как раз тогда, когда я впервые была твердо настроена на открытый конфликт), была в бешенстве и, если бы не получила желаемое – пошла бы искать правду дальше.

С чем я вышла из терапии


Мои отношения с людьми до терапии не были идеальными, но никогда не приводили к столь сокрушительной и глобальной утрате позиций во всех сферах. Я не избавилась от первой фобии, но приобрела несколько новых. Существенно снизился мой социальный статус. Я стала зарабатывать намного меньше, чем на момент начала терапии. Моя работа, в отличие двух предыдущих, не давала возможностей для самореализации. Личная жизнь одно время в период терапии была (и была единственным светлым пятном в отличие от предыдущих периодов), но закончилась еще до разрыва с Еленой. Но главное – я потеряла себя. Я чувствовала себя ничтожной, неприспособленной. Моя жизнь до начала терапии как будто случилась с кем-то другим, потому что я-сегодняшняя ничего подобного достичь не могла и даже не могла вспомнить, как мне это раньше удавалось.

Мне хотелось спрятаться от всего, было ощущение, что я ни с чем не могу справиться, хотя раньше я справлялась с очень тяжелыми вещами и находила выходы из почти безвыходных ситуаций. Как будто оказалась в клубке ваты, в котором нет жизни, но из которого невозможно выбраться, потому что а) у меня на это нет права, б) снаружи я точно пропаду, там все большое и страшное. Регрессировала примерно к своему состоянию возраста 4 лет, причем, тотально. Чтобы немного глотнуть воздуха и стать хотя бы тенью прежней себя, отправлялась в междугородние путешествия – как будто где-то далеко, где меня никто не знает, можно себе немного позволить быть собой, а здесь, где я живу – нельзя. Совсем.

Почему так получилось


Елена узурпирует роль Хорошего Родителя, отводя Внутреннему Родителю клиента роль Плохого и исключая его из контакта путем эмоциональных манипуляций. Потому что Идеальная Мама одна, она самая добрая, самая понимающая и прочее самая-самая, кто не согласен – тот злодей, ранящий ее сердце. Это ухудшает отношения между внутренними фигурами клиента и стимулирует дезинтеграцию с появлением пограничных тенденций. Внутреннему Ребенку постоянно сообщают, что Внутренний Родитель плохой, а сам Внутренний Родитель вместо заботы о собственном Внутреннем Ребенке заботится о маме-терапевте, чтобы не сделать ей больно и не чувствовать себя виноватым. Если клиент пытается выйти во взрослую позицию - Елена так или иначе давит на чувство вины, чтобы перевести клиента в позицию Ребенка или Родителя.

Когда Внутренний Родитель клиента полностью переключается на заботу о терапевте (уходит в профлексию) – Внутренний Ребенок остается без поддержки и вынужден вести себя в соответствии с правилами терапевта. С этого момента клиент участвует в терапии по большей части в виде куклы для проекций. На его Внутреннего Ребенка проецируется Внутренний Ребенок терапевта, на его Внутреннего Родителя – Плохой Родитель терапевта. Клиент в целом подпадает под проекцию «это не я непрофессионал, это ты недочеловек, из которого я создаю человека». И остается один. В регрессе и постоянной ретравматизации.

Когда он оказывается в регрессе (стимулируемом и поддерживаемом самой Еленой при разобщении внутренних фигур) и обращается за помощью – Елена выходит в позицию «у нас взрослая терапия» (очередная проекция, чтобы отмежеваться от своего участия – это не я невзрослая, это ты невзрослый). То есть, помощи не будет. Не надейся. И я ни при чем, это твои проблемы. Дальше все зависит от того, сколько клиент привык терпеть в родительской семье. Я привыкла терпеть до упора, поэтому все зашло очень далеко.

Итог

В целом – это типичные отношения с нарциссом, в которых он сначала выбивает из-под тебя опоры, а потом в последний момент подхватывает, выступая в роли спасителя. В них много вины и стыда, много внутренней разобщенности, несправедливо возложенной ответственности за чувства и поведение другого человека, много идеализации другого, объективизации и обесценивания себя. И чрезвычайно много чужого и чуждого тебе психического материала, который непонятно, откуда взялся, который трудно распознать и отделить от своего (видимо, в самих отношениях, кроме прочего, много слияния) и от которого трудно избавиться.

Сейчас, по прошествии пяти лет, Елена выглядит для меня как человек, создающий иллюзии внутренней зрелости и профессиональной состоятельности, на поддержание которых уходит жизнь клиента. И все - без злого умысла, просто по неспособности или нежеланию осознавать свои внутренние процессы и проводить полноценный анализ работы, но за деньги клиента. Прекратить эту историю очень сложно. Не только потому, что клиент в переносе, но и потому что отношения невозможно довести до открытого конфликта (Елена от него всячески ускользает), а без конфликта остается надежда, что не все потеряно. Нельзя сказать, что я ничего не получила в этих отношениях, если бы мы завершили терапию в первый год – я была бы благодарна. Но с учетом последующего – эти изменения не стоят того, что я за них заплатила. И речь не о деньгах.


Ссылки:

https://www.b17.ru/pogon_1/
https://vk.com/id30002945

Санникова Ольга Евгеньевна - не рекомендую

ФИО: Санникова Ольга Евгеньевна
Город: Санкт-Петербург
Год: 2020
Подход: мне неизвестно
Вид: индивидуальная терапия
Тип: очно
Продолжительность: 1 сеанс
Запрос: депрессия, тревожность
Запрос не был проработан, но врач выписала лекарства, для чего я и приходила.
Это моя не первая терапия.

Отзыв:

Это было ужасно! Психотерапевт вела себя чрезвычайно неэтично.

1. С самого начала приема она перебивала меня на каждой фразе. Мне не удалось закончить ни одного сложноподчиненного предложения. И ни одну свою мысль я не довела до логического конца. Я попросила ее не перебивать меня, но это помогло минут на 5 не больше.

2. Психотерапевт не поинтересовалась какой у меня запрос: нужен ли мне совет, или поддержка, или просто выслушать. В навязчивой форме давала советы, тем самым травмируя меня ещё больше, потому что на тот момент я и так находилась под огромным давлением, и пришла за поддержкой, а не для того, чтобы мне указывали, что мне делать, тем более в директивной форме, тем более, что я и так осведомлена о всех вариантах действий в моей ситуации.

3. Важно отметить тот факт, что по мнению психотерапевта, мужчина пьет, потому что его довела до этого его жена. А так же, согласно словам врача, мужчина в пьяном угаре просто "пугает" свою жену, но он ее не убьет. То есть, специалист не знает, что такое "цикл насилия" (когда с каждым разом агрессор заходит все дальше и дальше), что алкоголизму нельзя искать оправдания (это всегда выбор алкоголика), что жертва не виновата, что, в конце концов, даже мнимая угроза жизни воспринимается телом как реальная и наносит вред организму, портит здоровье и психику. (PS Если что, это не я та жена, я та, кто пыталась спасти жизнь человеку)

Кому интересно, как бывает, читайте истории здесь : https://nasiliu.net/ и https://vk.com/nasiliutochkanet

4. Отдельного внимания заслуживают некоторые высказывания в мой адрес. Например, когда я упомянула, что уже находилась в подобной ситуации, психотерапевт отметила, что я "ничему не научилась". По моему мнению, такая фраза довольно грубо звучит из уст психотерапевта в адрес пациентки, которая обратилась к ней за помощью.

5. И, наконец, вишенка на торте. Вместо того, чтобы обратить фокус внимания на меня и мои чувства, психотерапевт стала сочувствовать алкоголику, посоветовала мне увещевать его, уговорить на лечение. То есть, по факту, заталкивала меня обратно в роль Спасателя, о которой упомянула в самом начале диалога. Часть разговора она говорила, что конкретные люди мною пользуются, что я жертва, а затем предложила дальше помогать этим людям. Для меня очевидно, что такое противоречие собственным словам ставит под сомнение ее адекватность как специалиста! Дала контакты специалиста по алкоголизму. Хотя меня интересовала помощь самой себе, а не алкоголику. И за помощь себе за заплатила деньги. Подобные советы могут очень сильно навредить неподготовленному человеку или же человеку в уязвимом психологическом состоянии, не говоря уже о том, что сам формат разговора (постоянное перебивание) не делает коммуникацию безопасной, умиротворяющей и располагающей к откровенности.

Своими некорректными действиями, бестактностью и небрежным отношением к моим чувствам врач только усугубила невроз, после встречи у меня болела голова и было тяжело дышать. Потом еще несколько дней потряхивало. У меня большой опыт общения с психотерапевтами, и я могу точно сказать, что такое обращение с пациентами выходит за всякие рамки. Много раз подумайте прежде, чем обращаться к этому врачу. Психика - тонкий механизм, очень просто в нем что-то повредить.

Ссылки:

в этой клинике она работает: http://mcgevdi.ru/vse-vrachi/sannikova-olga-evgenievna/
вконтакте https://vk.com/olga_e_sannikova
еще один сайт: https://spb.zoon.ru/p-doctor/olga_evgenevna_sannikova_/

Суслова Ольга - не рекомендую

ФИО: Суслова Ольга
Город: Санкт-Петербург
Год: 2019
Подход: психоанализ
Вид терапии: индивидуальная
Тип терапии: очно
Продолжительность терапии: первичный прием
Запрос: головные боли, депрессивные состояния

Отзыв
Пишу отзыв, потому что до сих пор с содроганием и неприятием вспоминаю об общении с данным специалистом. Надо было прислушиться к себе и не ходить уже после телефонного звонка, т.к. уже там я разговаривала как-будто с роботом без капли сочувствия и нулевой реакцией на мои проблемы. Но я подумала все-таки это ведь такой опытный специалист с тремя высшими образованиями и опытом работы в другой стране, может надо все-таки к ней пойти. Договорились о встрече, я немного опаздывала, мне открыла дверь женщина немного со странным акцентом, неестественно разговаривающая как-бы свысока. Кабинет в классическом стиле с жесткими неудобными стульями и кушеткой (без подушки даже), непонятно как клиенты на ней лежат. В общем сели на эти стулья и она молча без единого звука начала меня слушать, ни вопросов, ни участия. Я себе чувствовала как какой-то исследовательский объект у ученого, она также на меня смотрела, не давай никакой обратной связи, как-будто вообще не понимает, что я говорю. Когда я сказала, что чувствую себя как на приеме у психиатра, она задала мне вопрос:" А Вы были у психиатра?". Как-бы переводя все стрелки на меня. Я ответила, что нет. Разговор не клеился, но я как послушный пациент попыталась найти у себя сама причины своих проблем, уперлась понятно в тупик и чувство безнадежности и решила сама же закончить эту сессию. На мои вопросы она не отвечала, сказала только, что мне значит не подходит психоанализ, раз я чувствую тревогу, когда много думаю о каких-то вещах. В общем такая вот дискриминация. Вместо того, чтобы узнавать и применять новые техники и методы в психоанализе, пациенты должны подстраиваться под таких вот "классических" психоаналитиков, которые травмируют надолго. На вопрос будет ли еще ее семинар в ответ я услышала: "Уже прошел". Как-бы мне во всем дали понять, как ко мне относятся. Я конечно часто встречала высокомерных психоаналитиков, но вот не думала, что женщина, которая работает с детьми ведет себя как биоробот.

После нее я вышла в отвратительном состоянии, у меня началась сильная мигрень, которая не проходила сутки. Никому не советую к ней обращаться.

Ссылки:
http://psychanalyse.su/public/67/16/olga-suslova.html

Светлана Бронникова, отзыв бывшего клиента и сотрудника

Пишет Владимир Строганов:

Некоторое время назад я наткнулся на несколько постов в ФБ, в которых коллега, бывшая студентка и бывший клиент Светланы Бронниковой рассказали о своем печальном опыте взаимодействия с ней по некоторым проблемным ситуациям. Прочитанное в постах и комментариях побудило меня записать свою историю, потому что, благодаря авторам этих постов и комментаторам, я узнал, что у меня есть огромная семья.

Откровенно говоря, я слегка прибалдел от ее размеров.

Это будет невеселая, довольно нудная история без мата и приколов. Извините, мои дорогие.

====

Я познакомился со Светланой в конце 90-х, она еще жила в России. Я был ее клиентом в течение года и нескольких месяцев. У меня тогда хватало разных проблем, я много пил, резался, плохо понимал, как жить дальше, впереди, где у нормальных людей будущее, у меня была какая-то чернота.

Она сильно помогла мне тогда. Перед началом терапии я бросил пить, потихоньку перестал резаться и причинять себе другой вред. Началось обучение на другом факультете, стала налаживаться личная жизнь. Я задышал.

Года через полтора она уехала жить за границу, сначала в Бельгию. Мы поддерживали отношения по интернету, я с завидной регулярностью прибегал к ней со своими
психологическими затруднениями. Она не отказывала, помогала советом, что-то объясняла. Мы хорошо общались в течение нескольких лет.

Она была для меня очень дорогим, очень значимым человек, моей опорой.

В 2009 году провели несколько терапевтических встреч по очень важному для меня вопросу и снова - почти магическим образом - она мне помогла.

Общение продолжалось. В 2013 или 2014 году, я не помню точно, она пригласила меня помогать организовывать ее терапевтические группы, посвященные освоению навыков
интуитивного питания. Предложение я принял, мы более или менее нормально взаимодействовали, пока эти группы работали.

Тогда прозвенел первый тревожный звоночек.

[читать дальше]Группы проводились онлайн и перед началом занятий участники должны были протестировать свою аппаратуру, микрофоны и наушники, а также программу, в которой мы работали. Эти коротенькие встречи проводил я. И вот некая женщина зашла в программу и мы начали с ней работать. Быстро все проверили, звук, картинку, проходят ли сообщения в чат, и я перешел к следующему клиенту. А вечером Светлана получает от нее письмо, в котором женщина подробно рассказывает о том, какой странный у нее помощник, как он странно выглядит, странно говорит и находится в каком-то странном помещении. В общем, ей не понравилось решительно все, и она подумала, что будет хорошей идеей пожаловаться
Бронниковой.

Тогда я впервые увидел, как Бронникова может обращаться с живым человеком, который по сути никакого вреда никому не причинил. Она написала ей длинное письмо, копию которого
получил я. Не буду цитировать, но письмо было написано в очень грубой и оскорбительной форме. Основным содержанием письма были серьезные сомнения Бронниковой в интеллектуальной полноценности этой женщины. Я поинтересовался, не перебор ли это. "Вы же мой сотрудник, я должна вас
защищать", - ответила она. (Надо сказать, что никто мне такого раньше не говорил. Я понятия не имел, что услышать такое хотя бы раз в жизни - это счастье.) Но та женщина,
получив письмо, надолго слегла с обострением своих душевных и телесных симптомов, о чем я спустя какое-то время прочел в ее блоге. В такой защите я не нуждался.

Мы стали общаться теснее, пока проводились группы. Мне было интересно интуитивное питание, я читал ЖЖ Светланы, ее страничку в Фейсбуке. Все чаще я обращал внимание на ее
грубые комментарии, не очень понимал, как к этому относиться, но меня это пока еще не касалось.

Осенью 2014 года Светлана открыла свой центр и предложила мне работать там администратором.

Я очень серьезно отнесся к этому предложению. Мне понравилась команда, понравилась миссия центра и я решил, что попробую, хотя изначальные условия были не очень привлекательные. Но у меня тогда все время были какие-то проблемы с долгой работой на одном месте и я решил, что раз руководитель центра мой хороший знакомый, раз собралась такая команда, раз у центра такая миссия, то я сделаю все, что смогу, для того, чтобы работать хорошо и долго. Такое у меня было отношение к этой работе практически до самого конца.

В самом начале тревожный звоночек прозвенел уже для меня.

Дело в том, что в первое время работы центра не существовало ни одной должностной инструкции, ни одного протокола или алгоритма, касающегося процесса администрирования. Все делалось с нуля, на коленке, допиливалось по месту применения. И вот в отсутствие внятных инструкций, что и как нужно делать, я получил на ящик центра письмо с резюме психолога из Санкт-Петербурга. "Филиалом" центра в Санкт-Петербурге заведовал Влад Бухтояров, поэтому я переправил письмо ему. Это было ошибкой с моей стороны, я должен был отправить письмо Бронниковой, а она, в случае, если кандидатура была ей интересна, должна была переслать резюме Владу для проведения собеседования. Но я не знал, каков порядок действий в этом случае. Казалось бы, никаких последствий моя ошибка не имела, письмо все равно попало к Бронниковой, а собеседования непроверенному специалисту назначено не было. Человеку, которой искренне собирался работать в центре добросовестно, как мне кажется, достаточно было сказать, что порядок действий иной. Алгоритмы, которые определялись по ходу работы, я, конечно, протоколировал, без этого работа была невозможна.

Реакция Бронниковой мне запомнилась очень хорошо. Для меня ее реакция была шоком. Хорошо помню, как у меня подкосились ноги и я осел в кресло. Если б на меня родная мать накинулась с топором, это произвело бы на меня меньшее впечатление. Оказалось, что, отправив письмо не ей, а Владу, я совершил грубейшее нарушение субординации, ведшее к необратимым последствиям. Да, с одной стороны, та безобразная сцена, которую она устроила, обвинения, которые она выдвинула, были совершенно неадекватны, я это понимал, с другой - я чувствовал себя, наверное, самым никчемным человеком на земле, совершившем такую ужасную ошибку, что поставил под угрозу весь проект. Мне понадобилось полночи, чтобы склеить себя обратно и вернуться к работе на следующий день.

Эта ситуация была моделью наших дальнейших отношений, за исключением того, что поначалу между вспышками ее гнева я все-таки считался ею неплохим сотрудником, но со временем она стала целенаправленно создавать у меня впечатление, что я стал постоянно ошибаться в работе и сделался ни на что не годен. Недавно я узнал, что это называется красивым английским словом "газлайтинг". Фраза о том, что я наношу центру колоссальный финансовый и репутационный ущерб, в разных вариациях со временем стала повторяться регулярно.

Я не был единственным человеком, которому доставалось. Как-то я стал свидетелем, как унижению подвергалась вся команда терапевтов. В центре регулярно проводились онлайн собрания сотрудников, были общие собрания, были встречи терапевтов. И вот в конце одного из этих собраний терапевтического отдела сотрудники с точки зрения Бронниковой как-то недостаточно вежливо попрощались и покинули встречу. На ближайшем общем собрании Бронникова устроила им такую выволочку, какой я не видел со времен советской школы. Пунцовая (а у меня еще монитор добавлял мадженты) Бронникова требовала от каждого персонально объяснения своего поведения, и взрослые уважаемые люди, как дети, оправдывались перед ней.

Сотрудницы административного отдела от Бронниковой рыдали в буквальном смысле. В первый же день работы помощницы коммерческого директора Бронникова довела ее до слез, я звонил, пытался успокоить, объяснял, что у нас, к сожалению, так заведено, и других руководителей нам не завозили. Из-за неспособности Бронниковой разобраться, прежде чем устраивать сцены, ее манеры рубить с плеча было боязно обращаться к ней по поводу нештатных ситуаций, если причиной был живой человек. Бронникова как руководитель - это, извините, как то самое млекопитающее с гранатой: никто не знал, где, когда и по какому поводу рванет.

Поводы находились. Как-то я поехал за дочерью. Раз в неделю, и это было всем известно, я был вынужден спускаться в метро, чтобы привезти дочь к себе. В остальное время я старался не отходить от компьютера и не оказываться вне зоны действия сети. Мы с дочкой выбрались из толпы на улицу и тут я слышу звонок. Снимаю трубку, на меня начинает кричать коммерческий директор. Мол, по какой-растакой причине я не подхожу к телефону. Я говорю, ты же знаешь, что раз в неделю я езжу за дочкой и езжу на метро. "Мы поставили на продвижение рекламу по набору в группу, почему ты не походишь к телефону?", - продолжает кричать коммерческий директор. Я говорю, что я с ребенком в толпе и даже если б слышал, трубку бы не снял. У меня, простите, руки другим заняты, я везу ребенка по московскому метро в час пик. Такой же скандал мне устроила Бронникова. Снова я нанес центру колоссальный репутационный и финансовый ущерб. Я так и не смог понять, почему о продвижении нельзя было предупредить. Я бы просто никуда не поехал, сидел бы и принимал звонки, это не было проблемой.

Знаете, сколько звонков в центр было сделано в результате этого продвижения? Ноль.

Но вот (наконец-то!) настал тот день, когда я сам был уверен, что в результате своей ошибки выставил центр на деньги и репутацию.

Накануне первого занятия в одной из групп я, как это полагалось, отправил участникам письмо-приглашение с необходимой информацией. Куда и когда приезжать, что брать с собой, сколько это стоит и так далее. На следующей день, когда группа должна была начаться, позвонила коммерческий директор и сказала, что терапевт ждет в кабинете, а никого нет. Я начинаю усиленно думать, перечитывать отправленное накануне письмо и вижу, что в теме письма, я указал то ли неправильную дату, то ли время. В самом письме все правильно, а в теме - нет. И меня прошиб холодный пот. Я понял, что вот теперь я действительно совершил ошибку, у которой будут последствия. У меня началась паника, я был уверен, что если я получаю такие выволочки, извините, за всякую ерунду, то за это меня просто уничтожат.

Хорошо, что мысль на этом не остановилась. День и время группы определялись изначально, конкретная дата начала, связанная с окончанием набора участников, тоже становилась известна заранее. Почему же ни один человек, увидев неправильную дату (или время), не написал и не попросил уточнить?

Я сказал коммерческому директору, что это очень странная ситуация, давай хотя бы немного подождем, прежде чем сообщать Бронниковой. Но коммерческий директор хоть и пообещала подождать, не удержалась. Начался грандиозный скандал. Тут проявляется терапевт и говорит, что все в порядке, все сильно опоздали, но пришли.

Оказалось, что станции метро, рядом с которой находился кабинет, в этот день была закрыта на ремонт. Клиенты шли от соседних. Терапевт этого не знала, потому что ездила на машине, я этого не знал, потому что в основном сидел дома в обнимку с телефоном и в метро бывал нечасто. В общем, как говорится, shit happens.

Скандал на этом не закончился, коммерческий директор получила по голове за преждевременную панику, терапевту тоже за что-то досталось, все страшно переругались. Итогом стало то, что Бронникова предложила дать мне премию 5000 рублей. Но это даже уже не было смешно.

Не остались без внимания Бронниковой и мои друзья. Мой боевой товарищ, Дина Хитрова как-то высказалась на моей (!) страничке в ФБ не в поддержку идей интуитивного
питания. "Дина, вам бы таблеточек попить... Вам нужна помощь, я подозреваю, что лечение нейролептиками... Ведь это так просто - дойти до психиатра, начать принимать препараты". Это такая классика от Бронниковой: диагнозы по фотографии в профиле и "назначение" сильнодействующих препаратов. Основным показанием для назначений было инакомыслие. Бронникова считала себя человеком европейских ценностей.

Я потом извинялся перед Диной за эту ситуацию, говорил, что очень хотел бы потребовать от Бронниковой, чтобы она прекратила свои оскорбления и извинилась, но если я так поступлю, то меня вероятнее всего уволят. "Володя, это зло под маскою добра", - сказала мне Дина. Мне было очень стыдно перед своим боевым товарищем, что я оказался
трусоват.

Я хочу добавить еще пару мелких штрихов к ее портрету. Бронникова известна своим очень трепетным отношениям к своим авторским правам. Она действительно панически боиться, что ее идеи и наработки будут украдены, и она ничего не сможет заработать. К сожалению, забота о собственных правах не всегда связана с соблюдением чужих. Однажды она выложила у себя в ЖЖ чужую книгу на английском языке, то ли по интуитивному питанию, то ли по каким-то смежным вопросам. Ей на это указали, ссылку пришлось убрать, но я получил от нее распоряжение, что когда желающие обратятся ко мне по электронной почте, выслать ссылку на книгу.

Точно так же трепетно Бронникова относится к профессиональным стандартам. Но это не помешало ей предложить руководству какого-то онкоцентра услуги своих сотрудников по оказанию паллиативной помощи при болевом синдроме по методике MBSR. Сотрудники на тот момент отзанимались по этой методике порядка шести (!) часов. От ее услуг в этом онкоцентре, разумеется, вежливо отказались, чем вызвали ее саркастические комментарии.

В 2015 году Бронникова узнала, что в сети есть форум ее хейтеров. Ныне это восьмидесятистраничный тред, который продолжает пополняться. Она была шокирована этой новостью, в ее голове не укладывалось, как такое могло произойти. Я и другие сотрудники не понимали, а на какую реакцию она рассчитывала, ведя себя с людьми подобным образом?

День рождения центра мы отмечали в каком-то ресторане. Мы с Бронниковой сидели на соседних стульях. Народ общался и веселился, Бронникова была в хорошем расположении духа, шутила, смеялась, параллельно что-то писала в своем телефоне. Я посмотрел на экран: это был один из ее отвратительных комментариев, который, как мне казалось, можно написать только хорошенько разозлившись. Я окончательно уверился в том, что происходит что-то ненормальное и это не изменится.

Почему я все это терпел и не увольнялся? Ну первой причиной были деньги, которые мне были нужны, а вторая причина - это то, что у меня получалось делать эту работу. Это было для меня важно. Я не говорю, что я был какой-то очень хороший работник, но поскольку претензии со стороны Бронниковой возникали регулярно, я стал спрашивать у некоторых коллег, может быть, я что-то делаю не так, не справляюсь в целом? Но я не помню ни одного ответа, чтобы мне сказали, да, Володь, действительно ты справляешься плохо. Очень хорошо помню, что мне сказала коммерческий директор в ответ на этот вопрос: "Я не понимаю, почему она так к тебе относится". Я, еще раз повторюсь, ни к одной своей продолжительной работе я не относился так серьезно и старался работать хорошо.

Для меня более важным вопросом является не то, почему я не уволился, а почему не уволили меня. Если я был таким плохим работником, как она говорила, почему она сама не избавилась от такого балласта, а вместо этого подвергала систематическим унижениям все время, пока я работал?

С какого-то момента к обычным претензиям добавились элементы газлайтинга. Спокойным, даже сочувственным тоном, в противовес обычным сценам мне сообщалось, что я что-то уж совсем часто стал ошибаться. Чтобы защитить себя и не потерять контакт с реальностью, я стал записывать все факапы сотрудников центра, которые становились мне известны. В каком-то разговоре, когда она снова попыталась меня обвинить в несуществующем, я сказал ей, что, извините, я записываю ошибки и промахи сотрудников и точно знаю, что я, во-первых, не стал работать хуже, а во-вторых, по количеству ошибок и косяков я далеко не на первом месте. Ее это разозлило, она мне сказала, что "мы еще вернемся к вашей милой привычке записывать такие вещи".

На самом деле я стал работать хуже, вернее, мне стало тяжелее справляться со своими обязанностями. Я работал с одним выходным, рабочий день не был нормирован, я старался не отходить от компьютера, мобильный телефон центра я брал с собой в душ и туалет. Я старался не спускаться в метро, чтобы не пропустить звонок. В этом не было чего-то непосильного, но когда к этой работе добавилась необходимость тратить массу времени и сил на то, чтобы вернуть себе самоуважение, а я нуждался в том, чтобы доказать себе, что могу справиться с этой работой, вот тут мне стало действительно трудно. Мою жизнь составляло мое рабочее время и свободное время, которое я тратил на мысленные разговоры с Бронниковой, попытки оправдаться и попытки собрать себя к следующему дню во что-то работоспособное.

Была еще одна причина, по которой у меня не получалось просто взять и уйти. Несмотря на отношение Бронниковой ко мне, она оставалась для меня дорогой и близкой. Я
воспринимал ее как человека, который не понимает, что делает в отношениях с другими людьми. Из чувства благодарности за ее помощь я считал своим долгом быть с ней рядом. Я понимал, что своим поведением она накликает на себя какую-то беду. Я верил в то, что если буду рядом, то смогу ее каким-то образом защитить. В момент своего увольнения среди всех чувств, которые я испытывал, было ощущение, что я ее предаю.

Завершающим аккордом всей этой истории она изменила схему оплаты моего труда, я по не очень понятным причинам стал получать меньше, при этом количество рабочих обязанностей у меня только выросло. Нервы были вымотаны окончательно, после очередного скандала я свалился с температурой, несколько дней обещал вернуться к своим рабочим обязанностям, собирался с духом и в итоге сказал, что увольняюсь.

Что-то вы, Володя, совсем ухудшились, сказала мне Бронникова на прощание, вам бы попить таблеточек. Под таблеточками Бронникова, как я уже писал, в таких случаях понимала нейролептики. Я порекомендовал ей в ответ прекратить ставить диагнозы по интернету, бо смешно выглядит, и отправил ее в бан. На этом наше общение было закончено.

Уходя из центра, я тихонечко прикрыл за собой дверь и нигде не стал рассказывать о том, с чем мне довелось столкнуться. Я в какой-то степени чувствовал себя изгоем, мне было одиноко в моем положении и я не находил в себе ни сил, ни смелости написать об этом и выложить на всеобщее обозрение. С другой стороны, я ощущал, что в работе центре есть мой, пускай небольшой, вклад, и мне не хотелось писать что-то нехорошее, что могло повредить центру и тем, кто там оставался работать. Я хотел оставить все это в прошлом и больше об этом периоде своей жизни не вспоминать.

Через два или три месяца у меня начались проблемы со сном. Я стал просыпаться уставшим, как будто меня то ли били всю ночь, то ли я выполнял какую-то тяжелую работу. Это происходит на протяжении уже почти четырех лет. Пока не очень получается себе помочь, хотя я по-прежнему ищу способы это сделать. Видимо, эта история меня просто так не отпускает.

Почему я все-таки пишу об этом. Некоторое время назад мне попались несколько постов в Фейсбуке, где коллега, бывший клиент и бывшая студентка Бронниковой рассказали о своем травматичном опыте общения с нею. Насколько узнаваемо было то, что в них было описано. Под этими постами в общей сложности было несколько сотен комментариев, бОльшую часть которых я просмотрел. Удивительно было то, что мне не попалось ни одного комментария в поддержку Бронниковой, зато комментариев вида "у меня такой же опыт общения с Бронниковой, я вам сочувствую" - было очень много.

Видимо, пока все не слишком распространялись о том, что происходит, в частности, молчали бывшие терапевты центра, молчали коллеги, клиенты, безумная женщина ходила по Фейсбуку и ЖЖ, оскорбляла, унижала и морально насиловала тех, кто оказывался ей не мил, и счет пострадавшим идет чуть ли не на десятки.

В ответ Бронникова написала пост, где сравнила себя с Христом, а сотрудники написали открытое письмо, где на основании перечисления заслуг, достижений и регалий лично Бронниковой и центра под ее руководством, просили поддержки у психологических ассоциаций и обществ. По сути они просили эти ассоциации закрыть глаза на те обстоятельства, что шлейф этих скандалов тянется за Бронниковой многие годы, что количество людей, пострадавших от общения с нею, велико, что ее соратники не из числа сотрудников центра осознают, что не бывает такого дыма без огня, и что паршивая овца портит все стадо.

Другим доводом в защиту Бронниковой было то, что, де, серьезность обвинений, которые Бронникова предъявляла в прошлом авторам этих постов, должна оправдать стиль ее общения, от которого люди впадают в невротические состояния. Надеюсь, я показал на примерах, что серьезность обвинений здесь ни при чем, стиль есть стиль, он проявляется даже там, где ничего серьезного не происходит.

Это письмо - некоторое лукавство, сотрудники центра, по крайне мере часть, конечно, понимают действительную причину скандалов, и кто является главным источником
репутационного ущерба центру. Но удержать свою Чудо-женщину от глупостей они не в силах.

Я не знаю, что кроется за ее поведением: какое-то душевное нездоровье, дурное воспитание или умысел, но я как человек, который на своем опыте знает, как это - впасть в немилость Бронниковой, хочу, чтобы этому ее дворовому поведению был положен предел. Я на собственном опыте подтверждаю, что эта женщина способна на моральную жестокость по отношению к вам даже если вы "свой", даже если вы сторонник ее взглядов, даже если вы ее сотрудник или клиент. Я отправлю свой рассказ в психологические ассоциации и общество, куда было отправлено открытое письмо, и попрошу комментариев. Предлагаю всем, кто пострадал, не стесняться и тоже обращаться за разъяснениями.

Почта Этического комитета Российского психологического общества: ethics@psyrus.ru
Почта Ассоциации когнитивно-поведенческой психотерапии: info@associationcbt.ru
Почта Ассоциации когнитивно-бихевиоральных терапевтов: info@russian-cbt.ru

(Поправьте, кто разбирается, если это какие-то не те ассоциации.)

У нас есть традиция, по которой за что-то хорошее, готовы простить и закрыть глаза на все плохое. Я считаю, это очень плохая традиция. За хорошее - спасибо, но за плохое
нужно отвечать. Оправдывать Бронникову ее заслугами - все равно, что оправдывать талантливого педагога, который хоть и ведет детей к свету знания, но в промежутках считает
нормальным потрогать кого-нибудь из своих подопечных за гульфик. Я не понимаю, почему это нужно терпеть. На дворе 21-й век, каким бы талантом ты ни был, тебе найдется
замена из числа приличных людей.

Как говорил А.С. Пушкин, намазывая масло на багет и обращаясь к Бертолуччи: "Гений и злодейство - две вещи несовместные, сучок ты эдакий".

P.S. Я раздумывал о том, писать ли об эффективности центра или ограничиться личными воспоминаниями об общении с Бронниковой. Мне есть что сказать по этому поводу, поскольку
я работал в центре и во время и после работы общался с бывшими клиентами. Я бы не стал об этом писать, если бы не открытое письмо. Меня в относительно недавнем времени
спрашивали о том, стоит ли обращаться в центр. Тогда я не очень хотел вдаваться в подробности и что-то мямлил в ответ. Сейчас я бы дал очевидную рекомендацию, про суть
которой, как мне кажется, забывают некоторые люди, введенные в заблуждение рекламой центра. Агрессивные рекламные заявления центра о самом себе - не являются гарантией
успешного вложения ваших средств. Да, без специалиста иногда не обойтись. Но не относитесь к занятиям в центре как к волшебной пилюле, которая избавит вас от ваших проблем
за ваши деньги. Контролируйте свои средства, спрашивайте, что вы получите, если не получите ничего. Потому что так бывает.

С учетом всего вышесказанного я бы сейчас скорее посоветовал поискать других специалистов по РПП, которые совершенно точно существуют, нежели чем поддерживать детище
Бронниковой и ее саму. Но это мое личное мнение и отношение.

Ссылки на посты:

1) Евгения Дашкова
https://www.facebook.com/dashkofa/posts/3294332067304760

2) Евгения Меглинская
https://www.facebook.com/meglinskaya/posts/2978005862234011

3) Вероника Коростелева
https://www.facebook.com/veronica.korosteleva/posts/2572667082840896
https://www.facebook.com/veronica.korosteleva/posts/2572676212839983

4) Константин Ефимов
https://www.facebook.com/teplorod/posts/10156249129357757

Лапкина Екатерина - не рекомендую


ФИО: Лапкина Екатерина Викторовна
Город: Санкт-Петербург
Год: 2014-2015
Подход: психоаналитик, медицинский психолог
Вид терапии: индивидуальная терапия
Тип терапии: очно
Продолжительность терапии: 2 года
Запрос: самооценка, созависимые отношения, отсутствие целей в жизни
Запрос не был успешно проработан
Это моя не первая терапия, но первая регулярная и длительная

Collapse )

Анна Демьяненко - рекомендую

ФИО: Демьяненко Анна
Город: Санкт-Петербург;
Год: 2018-2019;
Подход: психоаналитическая терапия;
Вид терапии: индивидуальная;
Тип терапии: по скайпу;
Продолжительность терапии: 1 год;
Запрос: депрессия, тревожность, отношения с родителями, романтические отношения, поиск себя, проблемы с коммуникацией.
Запрос постепенно и успешно прорабатывается.

Это моя первая терапия.

Отзыв:
Нашла этого терапевта в данной группе. Один из немногих положительных отзывов, насколько помню. Пусть будет ещё один. Анна – внимательный, чуткий специалист. Безукоризненное соблюдение сеттинга, бережное отношение к пациенту.


За год работы удалось избавиться от панических атак, которые часто возникали в людных местах. Заметно улучшились коммуникативные навыки. Снизился уровень тревожности. Стал проявляться интерес к себе. Тот хаос, который раньше царил в голове, удалось разложить по полочкам. 

Прояснились многие неосознанные моменты. Буду продолжать работу с ней. И рекомендую остальным.

Ссылка:

https://www.b17.ru/bellevue/

Cервис подбора психолога psyalter.ru и психолог Владимир Михайлов - рекомендую

Примечание: psyalter.ru - не реклама, личный опыт, пост одобрен Смотрителем.

Я не в Москве и не в Спб, поэтому мне подходила только удалённая психотерапия. непонятно было как искать психолога в других далёких городах. я натолкнулся на сервис psyalter.ru, почитал обзоры в сети (оказались позитивные) и пошёл туда. после заполнения простой анонимной анкеты (основные вопросы - с чем именно у вас проблема, по вашему мнению и цена) система предложила мне 5 психологов, работающих удалённо. посмотрев их профили подробнее я, к сожалению, понял, что ни один мне не подходит (например, у многих указан метод работы гештальт, а я, с прошлого опыта, не хочу ни одной гештальт-терапии себе). тогда сервис предложил указать параметры самому и выбрать самому психолога из списка. по моему достаточно широкому запросу нашлось около 50 психологов (к сожалению, невозможно установить фильтр вида "метод: не гештальт"). после чтения профилей психологов из предлагаемого списка я сузил его до ~10, внимательно перечитал профили и написал Владимиру Михайлову, конкретно потому, что у него в опыте был указан курс по эмоционально-образной терапии, а именно ЭОТ я считал (по своим внутренних соображениям) для меня наиболее интересной/подходящей/работающей. В целом - этот сервис (если он не ухудшился с момента, когда я им пользовался) я рекомендую, опыт использования положительный.

Отзыв:

Психолог Владимир Михайлов (про отчество я не в курсе)

Город: Москва + удалённая работа

Год: 2019

Подход: клиент-центрированный, понимающая психотерапия, эмоционально-образная психотерапия

Вид терапии: индивидуальная

Тип терапии: по Скайпу

Продолжительность терапии: 60 минут в неделю, август-ноябрь 2019, продолжается

Запрос: запечатанный в психике страх, проявляющийся мышечными напряжениями в теле, детская травма брошенности, безнадёжности

Это моя не первая терапия.

Результат работы с запросом: в процессе. однозначно и уверенно ткнуть пальцем в улучшения и сказать "вот!" пока не могу. негативных изменений нет (ну или я их не вижу).

Отзыв:

Владимир явно слышит, что я говорю, понимает о чём я вообще и почему я делаю то что делаю (ну или я такой хороший объяснятор/рассказчик), и совместно переживает мои состояния (это важно для меня).

Начало сессии (до сих пор) всегда точно по времени, никаких укрываний кошек одеялами и походов в туалет/покурить в течение сессии. Не проблема оговориться (заранее, конечно) о переносе/отмене сессии в связи с поездками или подобным (разумеется, с учётом свободного времени Владимира). Я концентрируюсь именно на ЭОТ-подходе, у меня есть некий опыт работы в нём, и по ощущениям, Владимир в ЭОТ действительно умеет. После нескольких "погружений" (не знаю как это академически называется) и работы с образами я чувствовал вполне физические (телесные) ощущения, что насколько я знаю - свидетельство того, что что-то происходит/меняется. На одной из сессий у меня произошло то специфическое "удивление", которое (насколько я понимаю) сопровождает разрушение/изменение внутренней установки/шаблона (типа, вдруг оказывается, что не все только и ждут, чтобы причинить тебе боль а только некоторые).

Несколько сессий в начале у меня было ощущение, что это я "тащу" процесс, я говорю, что мы сейчас делаем, а Владимир как будто пассивный наблюдатель/чуть-чуть комментатор, что меня не очень устраивало. Может я хочу на ручки и чтоб меня тащили. Я поднял эту тему и Владимир сказал, что он делает так намеренно, это мол часть процесса. Я попросил, и он согласился, быть более ведущим и давать больше фидбэка иначе зачем он там сидит вообще, тащить процесс сам я и перед зеркалом могу. На сейчас я бы хотел, чтобы быть менее ведущим, а Владимир - чтобы более, и больше фидбэка. Не уверен, хочет ли это моя травма, а не я и не уверен, это Владимир такой пассивный по природе или это такой терапевтический процесс.

Ссылки:
https://www.b17.ru/iarim/
https://ru.linkedin.com/in/iarim
к сожалению, сейчас не могу найти тот профиль Владимира на psyalter-е по которому я его нашёл (возможно профиль деактивирован)

Майя Тарасевич - не рекомендую

ФИО: Майя Тарасевич
Город: Минск
Год: 2013 - 2014
Подход: Гештальт, на то время - диалогово-феноменологическая модель психотерапии
Вид терапии: индивидуальная
Тип терапии: очно
Продолжительность терапии: более 100 часов
Запрос: без конкретного запроса (она была не против), в целом - "всё плохо", смерть отца в предыдущем году
Запрос не был успешно проработан + состояние значительно ухудшилось
Это моя вторая терапия

Отзыв:

Моя основная претензия к ней - негативное отношение к антидепрессантам и некомпетентность в подобных вопросах.

Мне становилось всё хуже, и "работа" с ней это усугубляла.

В какой-то момент я попросила у неё контакт коллеги-психиатра, который, я полагала, должен был у неё быть, чтобы получить диагностику и помощь - по всем симптомам у меня была депрессия.

Такого коллеги у неё не оказалось, она высказала мнение, что "не видит" у меня депрессии, что "раньше было хуже" и теперь я "намного более живая".

Я высказала намерение найти психиатра сама, о чем она высказалась негативно и рассказала, что "Таблетки" очень опасны, они могут "изменить мою личность" и что нам надо продолжать говорить о моих "чувствах", в первую очередь к маме.

Поясню что на тот момент я не могла работать, не могла даже ходить в магазин и покидать квартиру, я очень много пила алкоголь и заедала, на момент этой просьбы я перестала менять одежду, мыться, расчесываться (не было сил даже на это) и сидела перед ней в очень неприглядном виде.

Некоторое время я пыталась уйти от неё и выразить ей недовольство её работой. Все мои попытки выразить недовольство пресекались аргументом, что я "обижаюсь", а поскольку она считала, что обида - это инфантильное чувство, присущее детям, то она делала вывод, что я обижена на свою мать, и работала только в направлении моей обиды на мать. Майя считала, что её как терапевта я "не вижу", поскольку "путаю с матерью".

Я была от неё в очень сильной зависимости. У меня были постоянные ощущения, что она "расковыривает" мне раны и я ухожу от неё еще более разобранная чем когда-либо. Уйти я боялась. Я очень боялась причинить ей хоть какие-либо неприятные чувства, и таким нелепым образом оказалась в терапии с ней на несколько лет. Я также обучалась в гештальт-программе и сменить такого уважаемого всеми терапевта на кого-то другого из того же круга мне казалось невозможным. Я очень боялась отрицательных реакций. Я утешала себя тем, что мне нужны 100 часов личной терапии и после этого я обязательно уйду, но в итоге мне пришлось просто покинуть программу (там тоже хватало нарушений). Я пыталась жаловаться людям из программы, но мои жалобы подвергались сомнению и иногда высмеивались.

[читать дальше]Не могу сказать, чтобы работа с ней принесла мне какие-либо значимые изменения, кроме значительного ухудшения. У меня есть опыт терапии с другими терапевтами, и по работе с еще тремя я могу сделать сравнение, что она действительно не знала как со мной работать, а постоянное "погружала" меня в "обиды на родителей", "токсический стыд" и что-то еще типично гештальтистское.

Так же у нас был конфликт по поводу оплаты. За время нашей работы оплата постепенно выросла с 15$ до 35$, в то время как моя зарплата принципиально не изменилась. Я потеряла способность работать и не тянула такое повышение, но все равно боялась бросить терапию.

Я бы никогда от неё так и не ушла, но к моему счастью она ушла в декрет. За это время я нашла не-гештальтиста, который поставил меня на ноги и помог дойти до психиатра. С тех пор я пью нейролептики и излечиваюсь от депрессии.

Насколько я знаю от своих знакомых, её мнение по поводу медикаментозной поддержки не изменилось. А я до сих пор расхлебываю злость на нее и то ужасное состояние, в которое я и моя жизнь погрузились за время терапии с Майей.

Более того, Майя преподает на специализации "кризисы и травмы", но явно работать с травмой не умеет. Я постоянно была ретравматизирована, остававшись без малейшей поддержки в своих попытках.

Майя была удивлена, что после её выхода из декрета я к ней не вернулась, так как считает, что мой "тяжелый случай" требует не менее трех-пяти лет регулярных встреч.

Ссылки:

https://www.b17.ru/tarasevich/

Анна Соловьева - рекомендую

ФИО: Анна Соловьева
Город: Москва
Год: 2016-по настоящее время
Подход: гештальт
Вид терапии: индивидуальная
Тип терапии: по скайпу
Продолжительность терапии: почти 4 года

Запрос: страхи, тревожность, проблемы с работой, отношения с людьми, отношения семьей, низкая самооценка, страх и неумение управлять собой
Запросы - значительно продвинулись, местами проработаны, местами в процессе проработки
Это моя не первая терапия

Отзыв

Присоединяюсь к предыдущему отзыву – Аня мой четвертый, и самый лучший терапевт – и в профессиональном, и в человеческом плане.

Моя самая первая терапия много дала мне – буквально вытащила из абсолютной изоляции – я очень благодарна и всегда буду благодарна первому терапевту, но даже по сравнению с ней очевидно, насколько Аня профессиональнее, особенно в плане самопредъявления и границ. Она полностью включена в сессию, я постоянно чувствую внимание и интерес к тому, что говорю. Она просто удивительно принимающая, до сих пор не перестаю этому удивляться, что так бывает. Я временами дергаюсь по привычке – и каждый раз убеждаюсь, что от нее не бывает ничего острого, что все страхи – из моей головы. Удивительно спокойная и терпеливая. Мне это очень важно, тк у меня зашкал с эмоциональностью и мне архиважно, чтобы терапевт был спокоен и не раскачивал меня в плане своих эмоций-отношений, не восторгался, не ужасался, не бесился, не был категоричен, особенно когда я провоцирую. Она в этом плане просто идеальна – спокойна, доброжелательна, я всегда чувствую ее включенность, тепло и поддержку, но при этом и большое спокойствие, устойчивость.

Еще про устойчивость – у нас было несколько конфликтных моментов, при которых я (от непонимания себя) не могла толком и связно ничего объяснить – и в одних случаях только рыдала, в других – нападала (осмелев наконец-то за 3 года) – и очень благодарна ей за то, как она их разрулила – и с уважением-принятием меня, и с большим терпением – спокойствием, и с терпеливыми объяснениями – столько, сколько мне нужно было. Мягко, без намека на нападение в ответ (хотя все это с моей стороны было непонятно и несправедливо), и при этом и не идя у меня на поводу. В результате это значительно продвинуло меня с моими проблемами в общении.

Я воспринимаю ее как какой-то источник добра в моей жизни – человека, от которого наконец-то идет «хорошее» настолько важное мне – доброта, принятие, человечность, очень часто хочется сказать – милосердие, хоть и пафосно звучит. Так чувствую сейчас. Все хорошее, что отзывается в мире – сразу связывается с ней. После чувств, которые появились в связи с ней – такие же чувства стали опознаваться в мире. Могу сказать, что появились «ферменты» для переваривания хорошего.

При всей доброжелательности, сочувствии, готовности идти на встречу – она отлично держит границы в принципиальных для себя вещах, и хоть я и брыкалась и страдала в начале, сейчас чувствую, насколько это важно и придает уверенности – и в ней, в ее силе, и в терапии.

Из того в чем удалось продвинуться - напишу вкратце самое важное. Стало значительно легче в мире, с людьми, с работой (все это мои кошмары). Улучшились, туда, куда я хочу - сдвинулись с мертвой точки отношения с мамой. С мужем улучшились отношения. Ощутимо отпустило кучу зажимов в теле (с телом практически при этом не работали – только разговоры). Стали появляться длительные благополучные состояния, стало удаваться выравнивать тревожные состояния. Хватает сил решать появляющиеся в жизни задачи и трудности, не заваливаясь в панику и беспомощность. Появилась внутренняя успокаивающая и любящая фигура (пока не очень стабильно). И появилось много чувств из «хорошего» спектра, которые были мне раньше недоступны. Для себя лучше терапевта не представляю, очень ей благодарна за все, что она сделала и делает для меня.

Ссылки:
https://dyuhala.livejournal.com/
https://personagrata-studio.ru/specialists/anna-solovieva/
https://www.facebook.com/anna.solovieva.775